С гейшей по жизни. Умирающая культура

Подписаться Редактировать статью

Конечно, о гейшах сказано много. Так много, что, кажется, и сказать-то больше нечего. Тема вычерпана до самого донышка. Только ил остался на дне. Да и тот скоро высохнет под палящим солнцем, растрескается и… все. В принципе, то же можно сказать и о культуре, в которой гейша стала одним из самых известных символов. Возможно, эта известность, превращение сакрального в профанное сыграла злую шутку со всей культурой Японии. Такой потаенной и такой выставленной напоказ. Горький парадокс.

Знаем, но не знаем

И все-таки, несмотря на кажущуюся исчерпанность темы, в массовом сознании образ гейши очень, конечно, мифологизирован. Например, несмотря на то, что нынче к нашим услугам в этих наших интернетах полно всяческих справочников, начиная с "Вики", редко кто заглянет в них в поисках сведений о тех же гейшах. Зачем? И так ведь все известно. При этом неизвестно даже то, что поначалу гейшами были… почти исключительно мужчины. Да. Женщины – это уже потом. И с древностью феномена у нас некоторый перебор. Семнадцатый век. Вот начало истории гейш, а вовсе не «преданья седины глубокой». Такой глубокой, как Марианская впадина. И насчет красоты. Красота гейш по современным меркам очень и очень на любителя. Так что давайте слегка освежим наши познания. Именно слегка. Ну углубляясь.

А поговорить?

Итак, сначала мужчины. Гейши-мужчины. Дело в том, что это, если по-современному… ну, что ли, аниматор для взрослых. Да, пожалуй, что и так. Или еще можно вспомнить тамаду на свадьбах и прочих наших мероприятиях. Короче говоря, гейша – это искусство и человек, два иероглифа. Отсюда - «человек искусства». И основная функция, разумеется, не то, что подумали бы люди внутренне извращенные, а именно – поговорить. Причем беседовать гейши должны уметь на любую тему. Мало ли, вдруг гость захочет поговорить о политике, о тонкостях хокку или о том, как и когда истинный человек должен любоваться цветением сакуры – ранним утром или предзакатным вечером. И надо уметь провести чайную церемонию на высочайшем уровне. А еще сплясать. Ну не в смысле сплясать-сплясать, а плавно попринимать различные, допустимые в приличном японском обществе, танцевальные позиции. Плюс костюм красивый. Богатый. Но не режущий глаз разноцветьем и выдержанный в стиле минимализма. Разумеется, традиционный. Плюс специальные прически. Все строго по регламенту.

Без женщин никак

Почему все-таки мужчин в роли гейш заменили женщины. Думается, на самом деле, все просто: в хорошей компании мужчинам приятно видеть красивых женщин и общаться с женщинами. Нет, существуют чисто мужские посиделки. С этим никто не спорит. Но если захотелось совсем уж расхнюпить душу, то нужна именно женщина, с которой можно поговорить за жизнь, не беспокоясь, что будешь выглядеть недостаточно мужественным. А поскольку в японском обществе все-таки существовали жесткие традиции, и, к примеру, замужние женщины не имели права присутствовать на всяческих банкетах своих мужей с коллегами (корпоративах по-нынешнему), а присутствие проституток или, как охарактеризовал их один из законодателей мод в современной политической мысли, женщин с низкой социальной ответственностью, как-то не комильфо, и был изменен такой социальный институт, как сообщество гейш. Место мужчин заняли женщины. Причем они сразу получили очень высокий профессиональный статус. И вся жизнь их была, по большому счету, подчинена строгому алгоритму, позволяющему постоянно совершенствовать и сохранять свое мастерство на очень высоком уровне.

О низкой социальной ответственности

Кстати, о разнице между гейшами и «женщинами с низкой социальной ответственностью» - куртизанками, юдзе. Уже очень давно, с конца восемнадцатого века, существует в Японии специальный офис, регламентирующий социальное поведение гейш. Там очень строгие правила. Например, гейшам было запрещено даже сидеть рядом с клиентами куртизанок. Однако не все так радужно, конечно. Всегда бывали случаи, когда гейши, несмотря на традиции и запреты, оказывали клиенту не только эмоциональные услуги. Да и, вообще, изначально гейши имели разные специализации. Например, так называемые белые гейши занимались исключительно эмоционально-интеллектуальной сферой гостей, а «опрокидывающиеся гейши» могли позволить себе оказывать и другие услуги. Более приземленного, физического плана.

Отличить на глаз

Гейшу от куртизанки можно отличить и, что называется, на глаз. Особенно если это глаз опытного человека. Зачастую различия имеют чисто утилитарный характер. К примеру, проститутки всегда завязывала пояс на кимоно простым узлом и непременно спереди. Ведь понятно, что так и ей, и клиенту гораздо удобней быстро избавиться от ее лишней одежды. Не то гейши. У тех поясной узел располагался на спине, да еще был таким сложным, что его не то что завязать, развязать без помощи было никак невозможно. Или взять такую, казалось бы, мелочь, как шпильки и гребни. Это куртизанки могли позволить себе три гребня и четыре шпильки в прическе, да еще и с длинными подвесками. И то, в зависимости от ранга. Некоторым шпильки и подвески иметь запрещалось, а гребня они могли использовать лишь два. Но гейши-то вообще, согласно правилам, носили только один гребень, при этом простой гребень, без изысков, и маленькую шпильку. Сказано – минимализм. Потому как им все больше о душевном состоянии гостя предписывалось заботиться.

Школа гейши

Вообще, гейша, как ни странно это для кого прозвучит, своего рода «штучное изделие». Гейша – это, прежде всего, тяжелый труд по превращению себя в тончайший инструмент, способный удовлетворить самый притязательный вкус. Гейши учатся всю жизнь. Вплоть до ухода из профессии. Раньше ряды гейш пополняли девочки из бедных семей. Их попросту продавали в окия – дома гейш. Так начиналось обучение. Традиционное японское обучение. А что это такое? Многие наверняка читали о том, как проходило ученичество будущих мастеров дзен. Они жили в доме у Учителя и выполняли всю домашнюю работу, наблюдая за тем, как ведет себя мастер. Исподволь постигая сам стиль жизни в дзен. Потом, шаг за шагом, год за годом «включались» другие этапы обучения. Так же обстояло дело и в обучении гейш.

Чему учились

Выше мы уже упоминали о том, что должна уметь гейша. Сейчас скажем об этом чуть подробнее. В специальных учебных заведениях будущие гейши осваивали и осваивают сейчас игру на японской лютне и специальной флейте, владение барабаном, традиционные танцы и пение, составление композиций из цветов, поэзию, живопись, каллиграфию и, разумеется, чайную церемонию. И это все на очень высоком уровне, на уровне искусства. Плюс знание истории и современных политических процессов, внимание к новостям из различных сфер жизни и умение поддерживать беседу на любую тему.

Упадок традиции

Как-то один современный китайский мастер цигун, преподававший свое искусство в России, на вопрос учеников, как обстоят дела с традиционными искусствами в современном Китае, ответил, что, в принципе, традиция в Китае все еще сильна, но «пепси-кола» постепенно берет свое. Что это значит? Это значит, что человек слаб, и пластиковый мир потребления постепенно поглощает его душу. Все идет на слом ради достижения успеха в его современно понимании: легкости и разнообразия потребления. Человек уже не хочет быть творцом себя и окружающего пространства. Он хочет потреблять. Хлеба и зрелищ. О чем говорить, если даже такой закрытый внутренний стиль ушу, как тайцзицюань, где при кажущейся простоте движений с невероятной интенсивностью проводилась именно внутренняя работа сознания и энергии, постепенно уступает требованиям спортивной зрелищности. Движения становятся все более сложными и акробатическими, превращаясь в еще один вид спортивной гимнастики. Это красиво. Но это уже не боевое искусство. То же происходит и с миром, где гейши были не украшением стола, а украшением истинного общения. Сейчас настоящих гейш остается все меньше. В двадцатые годы прошлого века в Японии было около восьмидесяти тысяч гейш. Нынче их не больше тысячи по всей стране. Зато полно подделок, удовлетворяющих непритязательный вкус обывателя. Да и настоящие гейши все чаще становятся собеседницами не тонких ценителей их искусства, а тех, кто может позволить себе провести с ними время только для того, чтобы потом было что рассказать своим успешным друзьям. Время неумолимо. И традиционная жизнь уступает новым веяниям по всем странам и континентам. Мы называем это прогрессом. Но что мы скажем, когда окончательно сойдем с ума в своем пластмассовом комфорте и станем умирать со скуки посреди разнообразнейших ярких, но пустых развлечений? Посмотрим.