Мороз vs Санта, или Кони против оленей

Дом и семья Праздники

Несколько лет тому назад, а может, и больше, чем несколько, скажем, с десяток лет тому назад, прокатилась во всяческих интернетах волна публикаций, где сравнивались два сказочных персонажа – Дед Мороз и Санта Клаус. Писали о разнице и в одежде, и в средствах передвижения по земле нашей грешной, и даже в способе дарения подарков. Заодно разгорелась нешуточная война между блюстителями «скреп» и «безродными космополитами». Первые настаивали, нет, не на лимонных корочках, а на том, что наших детей имеет право поздравлять с Новым годом исключительно отечественный продукт, то есть Дед Мороз, вторые отстаивали ту точку зрения, что дети всего «цивилизованного мира» чуть ли не столетие «юзают» сказочного Клауса, и ничего – несчастней точно не стали. Тут надо заметить, что все эти сравнения от лукавого. Да, разница во всем между двумя персонажами видна невооруженным глазом. Но главное, что это вообще несопоставимые персонажи, если подходить к задачке строго. Но начнем с поверхностных сравнений.

Это шуба, а не куцее незнамо что

Да, действительно, наше население как-то подзабыло, что такое, вернее, кто такой Дед Мороз. Даже внешний облик его как-то стерся, видимо, из памяти. И ладно бы только у младшего поколения. Но у среднего и, тем более, старшего должен же был отпечататься в мозгу незабываемый образ Деда Мороза. Хотя бы с детсадовских времен и начальных классов с их новогодними утренниками. Нет? Разве можно ставить своим детям под новогоднюю елку мужика, пусть и бородатого, пусть и веселого, но слишком, как для нашего местного героя, упитанного, да еще и в каком-то то ли полушубке, то ли в непонятной зимней куртке? И на голове этот непривычный для нас колпак, а не порядочная, чуть ли не боярская, богато изукрашенная шапка.

Наш в шубе и шапке

И наш в шубе! В самой настоящей шубе. И совсем не обязательно красной. Может быть в синей, может в белой – зимних цветов. Это у Санта Клауса одежка красная. У Деда выбор побогаче. И борода. У Мороза борода – всем бородам борода!

Транспортное средство

Санта летает на оленях

Санта Клаус, как известно, передвигается на санях, запряженных оленями. Летит по небу. Оленей девять. У них даже имена есть. Вот они: Стремительный, Танцор, Гарцующий, Сварливый, Комета, Купидон, Гром, Молния. Это восемь первоначальных. Дело в том, что их Санта – очень литературный персонаж. Его образ выписывался в книжках. Вот и имена его оленей появились только в начале позапрошлого века, в 1823 году, в стихотворении «Ночь перед Рождеством». Девятый олень то ли выпал из стихотворения, то ли и не было еще его вовсе. Скорее, второе. Потому что, как отмечают исследователи вопроса, девятый олень стал известен тамошним широким народным массам аж через столетие – в 1939 году, да и то благодаря какой-то рекламной кампании. Кажется, в Чикаго. Оленя поставили главным по упряжке, назвали его Рудольфом и наделили красным светящимся во мгле носом. Наш Дед, известное дело, на всяких там оленей не разменивается.

Дед Мороз мчится в санях

Он мчится по Руси в санях с тройкой стремительных скакунов. Только снег скрипит под полозьями, только ледяная крошка разлетается из-под копыт! Ибо какой же русский не любит быстрой езды. И вообще, «Русь, куда несешься ты…» Ой, это из другой «сказки».

Глобальное различие

Выше уже было сказано, что Дед Мороз и Санта Клаус – вообще несопоставимые персонажи. И, в принципе, так оно и есть. Нет, «каноны» гуляют, конечно, Дед Мороз может стоять под елкой и в Рождество, а Санта Клаус – и в Новый год. Но все-таки у каждого из них свой праздник. А у Санты так и вовсе их может быть два, если очень постараться. Вот и давайте рассмотрим каждого по отдельности. И очень скоро поймем, в чем, собственно, отличия. Начнем, пожалуй, с Санта Клауса.

Не святой Николай

Санта не святой НИколай

Прежде всего, Санту нельзя отождествлять со святым Николаем. Нет, прообразом веселого рождественского упитанного мужчины средних лет действительно был не кто иной, как святой Николай Чудотворец, по преданию раздававший подарки детям из бедных семей, причем делавший это тайно. Но этот прообраз все-таки очень далеко отстоит от нынешнего Санты. Хотя именно в день святого Николая в Европе и дарили поначалу подарку детям. От его имени, разумеется. Кстати, эту традицию, и не сказать, чтобы совсем уж безуспешно, пытаются в последние годы перенести и на нашу почву, но большой популярности она так и не набрала. Так вот, праздновали, значит, праздновали День святого Николая, как вдруг грянула Реформация. «Излишества» убрали. Подарки детям стал дарить не святой Николай, а сам Христос в образе младенца.

Святого Николая отодвинули на Рождество

И, естественно, дарение было перенесено ближе к Рождеству. Но потом тоже вдруг грянула Контрреформация, которая вернула «излишество» в виде святого Николая. Однако "подарочный" срок уже окончательно закрепили за Рождеством.

Литературный персонаж

Современный облик Санты

И это еще не все приключения. Взявшие Америки в оборот английские пуритане к Рождеству относились прохладно. Вернее, никак не относились. И, возможно, современный Санта так и не появился бы никогда, но Нью-Йорк, напомним, ранее назывался Новым Амстердамом. И вот в самом начале девятнадцатого века выходит книга Вашингтона Ирвинга «История Нью-Йорка», а в ней в том числе говорилось и о временах, когда бал в городе правили голландцы, которые праздновали День святого Николая. Дальше за дело взялся преподаватель Колумбийского университета Клемент Кларк Мур, написавший для своих детей сказку-поэму о Санта Клаусе. И пошло-поехало. Короче говоря, уже к 1840 году американцы прекрасно были знакомы с Санта Клаусом, который все более приближался в своем облике к его современному варианту. В этом были замешаны и писатели, и художники-иллюстраторы.

Санта-Кола, или Жертва рекламы

Кока-кола добила Санту

Последний штрих в формирование образа нынешнего Санты внесла всемирно известная компания «Кока-Кола», которая в 1931 году провела свою рекламную кампанию, используя полюбившийся всем сказочный персонаж. Тогда появился этот красный костюм с белым мехом. Однако многие упоминают, что еще в 1920-х годах Санта уже был одет приблизительно так же, только тогда рекламную кампанию проводила другая фирма.

Повелитель зимы

Мороз - повелитель зимы

Совсем-совсем другая история с Дедом Морозом. Он ведет свою родословную не от святого Николая, хотя в более позднее время и ассоциировался с ним. Но все-таки он гораздо старше Санты. Его прообраз – некое славянское божество, повелевавшее зимой и холодом.

Старичок-лесовичок

Поначалу мороз представляли в виде невысокого старичка

Вообще, в славянской мифологии Мороз представал в различном виде. То он – могучий старик, то невысокий старичок, бегающий по лесам и полям и стуком посоха об деревья вызывающий морозы. Причем морозы – непременно трескучие. Деревья же трещат в лесу на морозе. Естественно, образ перекочевал в русские сказки. И тут уже он может быть совершенно разным по, так сказать, функционалу и по характеру. Он может быть достаточно безобидным, если знать, как с ним обращаться, помощником. А может быть и очень раздражительным волшебным духом. Причем не злобным (это встречается не часто), а, скорее, справедливым, но и бессердечным в этой своей справедливости. А имена какие говорящие! Тут тебе и Студенец, и Трескунец. И, конечно, у Мороза просили снежную зиму как обязательство урожайного года.

Слава товарищу Сталину

елка вернулась в СССР при Сталине

Наш Дед Мороз, как все уже поняли, тоже не сразу приобрел свой нынешний облик и тоже не сразу стал именно новогодним персонажем. Понятно, что этот образ использовался и православной церковью. Кстати, именно под влиянием христианства он смягчился и очеловечился, что ли. Хотя в сказках и литературных произведениях нет-нет да и проявлял свой грозный нрав.

Главный праздник Деда Мороза - Новый год

До революции он превосходно сочетался с Рождеством. Как, кстати, и ныне. Но все-таки главный его праздник у нас – Новый год. Отчего так? Оттого, что после революции он попал, что называется, под раздачу, как и все церковное. Кстати, вкупе с отмечанием самого Нового года. А уж о праздновании Рождества нечего было и думать. Но времена менялись.

В конце тридцатых вспомнили о Новом годе

И в конце тридцатых годов о Деде Морозе вспомнили. Вновь разрешили елку, и стал формироваться образ советского Деда Мороза, столь памятного всем нам.

Такие разные спутники

Злобный спутник Санты

Кстати, одно из главных отличий Деда Мороза от Санта Клауса – их спутники. У Санты спутником зачастую трудится (по крайней мере, трудился ранее) довольно неприятный персонаж – Крампус. Он вроде с Николаем Чудотворцем, но в то же время он – как бы его антипод. Если первый раздает детям угощения и подарки, то второй, аки контрразведка, выявляет непослушных детей и «награждает», например, кусочком угля, засунутым под подушку. Так это он еще осовременился. Раньше, сказывают, непослушных детей он просто выкрадывал и уносил к себе в замок. И это еще не все. Потом он их сбрасывал в море с высокой скалы. То ли дело спутники нашего Деда – красавица Снегурочка и Новый Год.

Спутница Деда Мороза

Помните, раньше с Дедом Морозом и Снегурочкой часто появлялся мальчик – Новый Год? У него еще на костюмчике цифры наступающего года были. Теперь он как-то затерялся. Не приходит.

Спутник Деда Мороза

Кстати, и страшный Крампус не приходит с Сантой. Но, в отличие от нашего новогоднего мальчика, о нем мало кто ностальгирует.

  • Подписаться
  • Поделиться
  • Рассказать
  • Рекоммендовать