Школа выживания: чего нельзя делать во время катастрофы

Подписаться Редактировать статью

Выживание…

При катастрофе надо стараться избегать бессмысленных ошибок, а не геройствовать.

"Я никогда не забуду этот звук – так страшно хрустел металл!" - говорит Джордж Ларсон, пассажир злополучного рейса номер 440 Indian Airlines Flight, который следовал из Ченнаи (Мадрас) в Нью-Дели в 1973 году. На улице было 22:30 – темно, хоть глаз выколи! Бушевал ураган, самолет летел низко и врезался в землю задней частью. Ларсона выкинуло с его места, а самолет продолжал движение. Электрокабели искрились, пассажиры в ужасе кричали, стояла невероятная паника, когда фюзеляж начал раскалываться пополам.опасность для жизни

Следующее, что помнит Ларсон, – он проснулся, лежа на спине на обломках. Попытался сдвинуть ноги, но понял, что застрял. Вскоре произошел страшный взрыв, под крыльями загорелись топливные баки.

Ларсон понял – надо спасаться. Сейчас или уже никогда. Собравшись с силами, он набрал полные легкие уже обжигающего воздуха, будто вязкой горячей пены, скинул с себя обломки и скатился на землю. Он и еще 16 человек из 65 пассажиров и членов экипажа выжили в тот смертоносный вечер.

Ларсону невероятно повезло: он болтал с бортпроводником на заднем ряду и расстегнул ремень безопасности, несмотря на то, что табло «пристегните ремни» было включено. Почему он это сделал – никто не знает. Большинство людей, которые расстегивают ремень перед авиакатастрофой, не выживают.

В момент аварии Ларсон быстро сообразил и отбежал в безопасное место, пока огонь не распространился.

Почему мы "тормозим" перед лицом опасности?катастрофа

Удивительно, но многие другие люди в ситуациях, когда сталкиваются лицом к лицу со смертью, теряются и не могут быстро сориентироваться, чтобы спасти свою жизнь - спорят о погоде на тонущем корабле, цепенеют, глядя на волну приближающегося цунами. Психологи уже много лет замечают, что люди в состоянии стресса принимают неадекватные, не совместимые с жизнью решения. Подавляющее большинство новостей, как правило, рассказывают нам о чудесном выживании людей, но если люди и спасаются, то это случается преимущественно вопреки их действиям, а не благодаря им.

Обучение выживанию - это не столько тренировка людей, сколько получение ими знаний, чего нельзя делать в экстремальных, опасных для жизни ситуациях (то, что они обычно бы сделали).

Пассажиры в самолете делают селфи на фоне бушующего пламени - это уже что-то вроде ужасающего клише.уроки выживания

Это выше нашего разума – в момент катастрофы на мозг будто бы спускается некий туман в чрезвычайных ситуациях, и разум перестает работать адекватно. В 2001 году лектор из Кембриджского университета катался на каяке в шторм, и его лодка опрокинулась. Хотя у него был мобильный телефон на борту, он беспомощно цеплялся за перевернутую лодку более 20 минут, прежде чем вспомнил, что у него есть мобильный. И – удивительно – он не набрал тут же номер службы спасения, а позвонил своей сестре в Кембридж, а затем своему отцу, находящемуся в более чем 5000 км от него, в Дубае. В конце концов беднягу спасли – перепуганные родственники "подняли на уши" береговую охрану.

Итак, если вы столкнулись с опасной для жизни ситуацией, что именно точно не надо делать? Эта инструкция, так же как и практические уроки выживания, помогут вам не растеряться в случаях смертельной угрозы.

Выйдите из цейтнота!

Когда мы думаем о катастрофе, мы подразумеваем массовую истерию - в фильмах нам показывают людскую панику, все убегают, машут руками. А что в реальности? Оказывается, все по-другому! Самая естественная человеческая реакция перед лицом опасности - просто застыть и ничего не делать.

Реакция людей на резко возникшую опасность и угрозу для жизни типична и универсальна, и психологи говорят о парализации страхом – паника сковывает наши мышечные движения. Когда мы парализованы страхом, мозг активно нажимает на "тормоз". По мере того, как адреналин поднимается по телу и наши мышцы напрягаются, наш примитивный "маленький мозг" у основания шеи посылает сигнал, чтобы мы застыли на одном месте.

Тот же механизм действует и в животном мире. Но при катастрофе борьба с этим состоянием цейтнота имеет жизненно важное значение для выживания.

Включите мозг!уроки выживания

Во время войны в Персидском заливе в начале 1990-х годов Израиль готовился к нападению со стороны Ирака. После широкомасштабного использования иракской армией ядовитого газа в 80-х годах израильское правительство готовилось к худшему. Населению раздали противогазы, противоядия. Израильским семьям велели выделить в своих квартирах "безопасную", наглухо закрывающуюся комнату. По сигналу тревоги люди должны были бы в нее быстро зайти, закрыться и надеть противогазы.

В период с 19 по 21 января было совершено 23 атаки, на густонаселенный Тель-Авив было сброшено почти 13 тонн взрывчатых веществ. Химическое оружие применено не было, но тысячи человек получили ранения, и... вовсе не от того, от чего бы вы подумали. 234 человека (22 %) из пострадавших действительно пострадали непосредственно от взрывов. А подавляющее большинство - более 800 человек – надели противогазы, после чего забыли открыть клапан вдоха, получили растяжения и переломы, спеша в безопасную комнату.

Что же с нами происходит?опасность для жизни

Даже в свои лучшие времена наш мозг страшно медленно срабатывает по сравнению с молниеносно разворачивающимися событиями в смертельно опасных ситуациях. Производители самолетов при сдаче в эксплуатацию летательного аппарата должны доказать, что люди из него могут быть эвакуированы всего за 90 секунд, поскольку доказано, что по истечении этого времени огонь начинает резко и быстро распространяться по салону. Между тем, большинство из нас по истечении полутора минут все еще возится с ремнями безопасности.

Все сводится к тому, каким образом мы принимаем решения. Возьмите шахматы. Типичный запас профессионального шахматиста включает в себя около 50 000 ходов - если конь находится на квадрате x, сходите на y - за несколько шагов партия может быьт завершена. Но по ходу игры для фигур на доске открываются огромное количество вариантов хода. Например, после четырех ходов открывается возможность для 288 миллиардов комбинаций.катастрофа

Через некоторое время игроки больше не могут полагаться на заранее запрограммированные стратегии и сами должны по ходу игры придумать собственные. Тогда игра замедляется. Хотя первые несколько шагов могут занять несколько секунд, типичная игра в шахматы (около 40 ходов) занимает более полутора часов.

Это связано с тем, что активная генерация новой стратегии зависит от рабочей памяти, которая несет ответственность за временное хранение информации при принятии решений. "Мозг человека обладает очень ограниченными возможностями для обработки новой информации", - говорит Сарита Робинсон, психолог из Университета Центрального Ланкашира. Одним словом, мы медленно разрабатываем новое решение для новой, создавшейся неожиданно ситуации.

При катастрофе скорость, с которой мы обдумываем наши варианты поведения, начинается с низкой и постепенно снижается до самого нуля.

Это удивительно, но первым сигналом от мозга является наполнение организма... допамином. Что это? Выброс гормона удовольствия обычно связан с радостными событиями! Тем не менее допамин играет решающую роль в подготовке тела к рискованной и опасной ситуации. Происходит высвобождение большего количества гормонов, включая адреналин и кортизол. Этот коктейль гормонов перекрывает префронтальную кору в лобной части, отвечающую за высшее функционирование рабочей, оперативной памяти - мы не можем "вынуть" оттуда наши текущие, готовые решения. И когда мы больше всего нуждаемся в разумном совете от мозга, мы становимся забывчивыми и склонными мыслить неэффективно и глупо.катастрофа

Прочь из туннеля!

Приятно, конечно думать, что в кризисной ситуации мы творчески и виртуозно найдем выход, как супергерой. Но вы ведь догадываетесь, что происходит все наоборот. Типичной реакцией на катастрофу является решение проблемы одним и тем же путем, снова и снова, независимо от ситуации. Вот люди привыкли искать пряжку у ремня безопасности у бедер, в чрезвычайной ситуации это единственное место, куда они смотрят. А в предыдущих конструкциях пряжка расположена выше, но в панике люди просто не могут ее найти, ища ее у бедер.опасность для жизни

Это интригующе. "Туннельное видение" также наблюдается у тех, у кого повреждена префронтальная кора, это говорит о том, этот участок мозга может быть виноват в негибком мышлении в моменты опасности.

Нет рутинным действиям!

Следующий большой камень преткновения. "Большинство погибших возвращаются в горящий дом за кошельком или проверить, выключен ли утюг", - говорит Джеймс Гофф, специалист по управлению стихийными бедствиями и чрезвычайными ситуациями Гавайского университета.

На первый взгляд, подвергать риску жизнь из-за кошелька - безумие и чистая глупость. Но это чрезвычайно распространено - настолько распространено, что специалисты-психологи по выживанию используют термин "стереотипное поведение". У животных это аналогично бесполезному шаганию взад и вперед в клетке зоопарка.

В стрессе человек бессознательно продолжает повседневные процедуры, даже когда, например, когда ваш дом горит. Когда вы уходите из дома, вы захватываете с собой свой кошелек - даже не задумываетесь об этом. Это происходит автоматически.

В повседневной жизни наш мозг привыкает делать привычные вещи на бессознательном уровне. В обычных ситуациях, не связанных со стихийными бедствиями мы бессознательно достаем сумку, когда самолет приземлился, освобождая мозг, чтобы он сосредоточился на том, например, что нам надо сделать в аэропорту в иностранном городе, то есть на том, чего раньше мы не делали. Мы экстраполируем на будущее привычные нам уже сценарии.

Новые ситуации - стрессовые для нашего мозга, поскольку он разрабатывает для них новые сценарии, и поэтому легко объяснить, почему мы чувствуем себя настолько уставшими, когда мы находимся за границей или начинаем новую работу. Рутина исчезает, мы тратим уйму энергии на создание нового плана действий. Когда вы принимаетесь за что-то новое, надо очень напрягаться. А в экстремальных ситуациях приспособиться и придумать план действий может оказаться слишком большим запросом для нашего мозга. Соответственно, он и ведет себя, не справившись с большим запросом, так, будто ничего страшного не происходит.

Смерти нет? Есть!

Наш мозг отказывается воспринимать смертельную опасность для жизни. Игнорирует ее. Более 50 % людей спускаются к морю, чтобы поглазеть на цунами.

Объяснить это можно двумя способами: либо мозг в силу своей ограниченности просто не может интерпретировать ситуацию как опасную, либо просто не хочет делать этого. Последнее чрезвычайно часто встречается в случае пожара - человек отказывается верить в гибель любимого дома, так же как не верит в смерть любимого человека. Люди склонны ждать до последнего, пока не увидят дым, а это означает, что уже слишком поздно уходить, и они оказываются в ловушке в полыхающем доме. Их собственный дом становится им могилой. Наш мозг в стрессовой ситуации склонен больше полагаться на чувства, чем на факты, отгонять от себя страшные мысли о смерти и успокаивать себя.уроки выживания

Смертельная опасность: что делать при катастрофе?

На что нам полагаться, если наши естественные инстинкты нас подводят?

Разработать заранее план. Если вы знаете, что делать, у вас есть спланированный сценарий и вы заблаговременно к нему обратитесь, вы сможете спастись от цунами.

Вертолет упал в воду. Что делать? Оставайтесь на своем месте до тех пор, пока фюзеляж не затопит и вертолет не перевернется вверх ногами (винтом вниз), а затем - прямо в последнюю минуту - выбирайтесь. Так вы избежите попадания во все еще вращающиеся лопасти винта.

Что советуют специалисты по катастрофам и те, кто тренирует и обучает военных? Лучший способ выжить - заменить бесполезные, автоматические реакции на те, которые помогут спасти вашу жизнь. Вы должны практиковаться и практиковаться постоянно, пока реальные пути выживания не лягут в основу вашего доминирующего поведения в условиях опасности.


Знаменитости
Знаменитости
Волосы
Новый век
Знаменитости
Психология