Когда реализм лучше спецэффектов: "Гран-Гиньоль" - французский театр гротескно-убедительных историй

Скрытый в старой часовне в Париже, Grand Guignol был домом для самых реалистичных спектаклей в истории французского театра. Это заведение сделало себе имя благодаря тому, что постановки пугали зрителей до такой степени, что они теряли сознание.

Особенности постановок

Многие говорят, что эти новости во многом преувеличены, а то и вовсе не имели места в действительности. Люди не верят, что могут быть настолько мягкотелые зрители, которые способны потерять сознание от того, что происходит на сцене. Но на самом деле все совершенно не так. В спектаклях этого театра использовали искусственную кровь, оптические иллюзии и клейкий латекс, но все зависело от игры актеров: жестов и языка тела. Даже если слова в диалоге и звучат невинно, то поведение героев говорит само за себя.

Сегодня большинство зрителей уверены, что место страшилкам в фильмах, никто не верит, что на театральных подмостках можно будет увидеть что-то пугающее. Но театр “Гран-Гиньоль” не одно десятилетие опровергал это убеждение.

История открытия

Театр открылся в 1897 году в старой часовне в Пигалье, престижном районе недалеко от Монмартра, рядом с Мулен Руж. Изначально здесь давали короткие одноактные представления о жизни простых парижан. Все было основано на лучших традициях реализма.

Шоу, которое по-настоящему заставило зрителей говорить о театре, было адаптацией рассказа Мопассана. Действия спектакля происходили во время франко-прусской войны. Это была история о том, как французская путана убила немецкого офицера.

Заметив жажду крови, которую изобразили актеры на сцене, Макс Мори, один из владельцев театра, быстро разработал уникальный бренд для Grand Guignol.

Обитель страха

Театр стал домом гротескно-убедительных страшилок, которые часто основывались на реальных событиях. Именно так Grand Guignol встретил безвкусную мелодраму, что была популярна в то время. Он давал зрителям увидеть всю глубину человеческого невежества и недостойного поведения, что оказалось намного страшнее традиционных фильмов и историй о призраках и монстрах.

Для сценариев использовали реальные истории, о которых писали в газетах. К примеру, это могли быть новости о серийных убийцах или их жертвах, которым посчастливилось выжить. Это без сомнения привлекало и зрителей: они читали об этом в газете, а потом видели на сцене как все происходило.

Спецэффекты все же были

Один актер, Пол Ратино, который также был театральным техником, впервые применил спецэффекты, которые были доступны на то время. Он был известен тем, что придумал сценическую кровь, также разработал различные иллюзии и магические уловки. Еще актеры Grand Guignol использовали клейкий латекс, который изображал лицо или части тела, которые тают от воздействия серной кислоты. В то время о кислотных атаках часто говорили в новостях.

Это были достаточно простые эффекты, но они выглядели настолько естественно, что зрители не могли поверить, что все это происходит у них перед глазами.

Маленькая хитрость

Для зрителей с тонкой душевной организацией в зале всегда присутствовали медицинские работники. Однако основная часть хитроумного творчества состояла в том, чтобы распространять слухи о том, что зрители падают в обморок на каждом спектакле. А в XIX веке, так же, как и в XXI, слухи о потере зрителями сознания хороши для кассовых сборов.

Чтобы все было не слишком мрачным, реалистичные постановки чередовались с пьесами легкого эротического характера. Такого рода паттерны были показаны, чтобы люди спали спокойно. И если судить по тому, как зрители стекались в Grand Guignol, такая колыбельная многим была по душе.

В театр приходили все: и простые жители, и аристократы, которые были соблазнены обещаниями острых ощущений.

Своя атмосфера

Театр стал настоящей туристической достопримечательностью, ведь находился неподалеку от Эйфелевой башни. Зал, в котором было 150 мест, имел свою особенную атмосферу. Здесь в воздухе все еще витал запах ладана, а каменные ангелы под 2 метра высотой с презрением смотрели на, жаждущую острых ощущений, толпу. Можно сказать, что это было идеальное место для таких реалистичных постановок, которые во многих других театрах были под запретом.

В задней части театра были расположены своеобразные кабинки, которые закрывались, что позволяло зрителям смотреть на спектакль, но никто не мог видеть их реакции. Этими местами обычно пользовались аристократы, хотевшие остаться инкогнито, либо влюбленные пары.

Пристрастие к жестокости

Во все времена люди были большими любителями смотреть на невероятные зрелища, к примеру, такие как смертная казнь или пытки. И даже сегодня на первой полосе в СМИ чаще всего можно увидеть статьи о трагических событиях, убийствах или арестах. Психологи говорят, что здравомыслящие люди понимают, что не должны на это смотреть, но желание получить немного острых ощущений обычно выходит на первый план, оставляя позади здравомыслие.

В ужасах есть свое чудовищное очарование, но желание в действительности стать свидетелем шокирующего события может нейтрализовать человеческий страх.

Критика

Несмотря на любовь публики репертуар театра Grand Guignol со временем начал вызывать беспокойство. Критики стали нападать на него все чаще, ведь постановки питали самые низменные человеческие инстинкты. Однако с художественной точки зрения Grand Guignol был уважаемым местом.

Здесь были потрясающие актеры, которые без труда переходили от жестокого реализма к мелодраме. Критики хоть и недолюбливали жестокие спектакли, но все же не могли не отметить игру Паулы Макса, “королевы криков” Grand Guignol. К тому же не раз отмечалось, насколько хорошо были написаны пьесы, да, их мораль осуждали, но творческая сторона вопроса превосходила все ожидания и была лучшей на то время. В качестве сценаристов здесь работали Гастон Леру (автор “Призрака оперы”) и Морис Ренар (написал “Руки Орлака”).

То, что хорошо во Франции, запрещено в Британии

Спустя время театральна труппа Grand Guignol решила поехать в турне. В 1920 году он открылся в Лондоне, но продержался там всего два года (до 1922-го). Нельзя сказать, что постановки не были интересны англичанам, но против них выступал лорд Чемберлен. Театральный цензор не любил сценическую кровь. Поэтому приходилось изображать на сцене акты удушения, хотя даже этого было достаточно зрителям.

А вот со сценами эротического содержания были проблемы. Они на ура воспринимали во Франции, но в Британии были запрещены.

Период войны

Пик популярности театра во Франции пришелся на 20-е годы прошлого века. Даже в течение всей войны он оставался открытым. Спектакли давались регулярно вплоть до 1962 года. Однако теперь истории были не о простых людях как раньше, а о войне, концлагерях и том, что там происходило. Театр, которым так гордились парижане, приобрел горький привкус фашизма. Много зрителей считали, что он заработал свои деньги с помощью оккупационных сил, к тому же тема войны для многих была слишком болезненной и хотелось о ней как можно быстрее забыть. Grand Guignol стал перевернутой страницей истории.

К тому же в 60-х годах начал активно развиваться кинематограф, и если зрителям хотелось острых ощущений, они могли сходить в кино, театр им уже казался странным и устаревшим эпизодом. И все же многие критики считают, что Grand Guignol живет даже сегодня. Ведь именно по стандартам его постановок снимались первые фильмы ужасов, техники постановок Grand Guignol перенял театр Молотова в Вашингтоне и даже коммерческие организации используют реализм для создания эффективных рекламных кампаний. На сцене этого театра не было призраков, но он продолжает преследовать человечество и сегодня.

А что вам больше нравится: театр или кино?
Добавить смайл
  • :smile:
  • :wink:
  • :frowning:
  • :stuck_out_tongue_winking_eye:
  • :smirk:
  • :open_mouth:
  • :grinning:
  • :pensive:
  • :relaxed:
  • :heart:
Подписаться
Я хочу получать
Правила публикации
Следят за новыми комментариями — 5
Редактирование комментария возможно в течении пяти минут после его создания, либо до момента появления ответа на данный комментарий.