Таллинский переход Балтийского флота

В историю Великой Отечественной войны вошло событие, происшедшее в последних числах июля 1941 года и получившее название Таллинский переход Балтийского флота. Эта беспримерная по своей сложности операция стала одним из примеров мужества и самоотверженности советских моряков.

Просчёт командования

Как свидетельствуют архивные документы прошедших лет, к началу нападения фашистской Германии на Советский Союз главная база Балтийского флота находилась в Таллине. Однако, несмотря на это, необходимые работы по укреплению города с суши и моря проведены не были. Надежды командования возлагались на то, что, ввиду своего удаления от государственной границы, столица Эстонии не подвергнется нападению противника.

Эти расчёты были перечёркнуты стремительным развитием наступательных действий немецкой армии, вследствие которых уже в первой декаде июля 1941 года враг оказался в шестидесяти километрах от Таллина, создав, таким образом, реальную угрозу находившейся в нём военно-морской базе, сухопутным частям, а также не успевшему эвакуироваться гражданскому населению.

Несмотря на то что необходимость эвакуации была вполне очевидна, командование Северо-Западного направления во главе с маршалом К. Е. Ворошиловым, боясь ответственности, не решалось отдать соответствующий приказ, и, таким образом, время было упущено. По этой причине вывод кораблей Балтийского флота и сухопутных войск из вражеской блокады, в которой они оказались, начался под шквальным огнём противника. Эта операция вошла в историю войны под названием Таллинский переход.

Усилия врага, направленные на захват Таллина

Столь стремительное наступление немецких войск было вызвано приказом Гитлера, требовавшего любой ценой не допустить переправку сухопутных войск и кораблей Балтийского флота к Ленинграду, взятие которого являлось, в соответствии с планом «Барбаросса», одной из приоритетных задач германского командования.

В результате Таллинский переход осуществлялся под огнём семнадцати артиллерийских дивизионов, размещённых на южном берегу Финского залива, которых поддерживали две финские батареи. Кроме того, положение катастрофически усложнялось значительным количеством минных заграждений, выставленных совместными усилиями немецкого и финского флотов, а также морской авиацией противника. Серьёзную опасность представляли и финские торпедные катера, действовавшие в акватории залива.

Приказ, вызывавший недоумение

В наши дни у военных экспертов вызывает много вопросов план командования, на основании которого осуществлялся Таллинский переход. Бунич Игорь Львович – известный российский писатель, историк и публицист, - в своей книге, посвящённой событиям тех лет, обращает внимание на неподдающееся здравой логике решение использовать для прохода всех кораблей лишь центральный фарватер.

Не подлежит сомнению, что только он был достаточно глубок и пригоден для участвовавшего в переходе крейсера Киров, но почему остальным судам, имевшим значительно меньшую осадку, было запрещено воспользоваться иными фарватерами – непонятно. Таким образом, флот растянулся на многие километры, и обеспечить его защиту от морских и воздушных сил противника было практически невозможно.

Как свидетельствует в своей книге Игорь Бунич, Таллинский переход осуществлялся при катастрофической нехватке тральщиков. По этой причине минная разведка в должном объёме произведена не была, и акватория залива таила в себе смертельную опасность за счёт огромного количества как немецких, так и советских морских мин.

Диспозиция, намеченная командованием флота

Согласно плану, разработанному штабом операции, Таллинский переход должен был осуществляться следующим образом: впереди размещался отряд главных сил, за ним следовали корабли прикрытия, арьергард, и замыкали караван четыре конвоя. Перед каждой группой судов ставилась определённая задача, от успешного выполнения которой зависел общий исход дела.

Всего в операции принимали участие двести двадцать пять кораблей. Отряд главных сил возглавлял крейсер «Киров». За ним следовали четыре эсминца, пять подводных лодок, столько же тральщиков и большое количество торпедных, сторожевых и прочих катеров. Это был отряд главных сил.

В отряд прикрытия входили три эсминца, четыре подлодки и катера различного назначения. Арьергард состоял из трёх эсминцев, трёх сторожевых кораблей и катеров. На их попечении находились четыре конвоя, состоявшие из большого количества транспортных судов, перевозивших различные грузы и людей. Помимо перечисленных судов, в операции принимало участие большое количество дополнительных кораблей охранения.

Выход в море и первые потери

Таллинский переход начался ранним утром 28 августа, когда боевым кораблям и транспортам был отдан приказ выйти на внешний рейд. Однако, их быстрому продвижению помешал разыгравшийся в этот день шторм, сопровождавшийся сильным северо-восточным ветром. Лишь ближе к вечеру погодные условия улучшились, и суда, несмотря на плотный артиллерийский огонь противника, начали перестраиваться в походный порядок.

Буквально с первых минут в борьбу с морскими минами вступили тральщики, поминутно подсекавшие их своими параванами – специально предназначенными для этой цели приспособлениями, а также тралами. Но залив был до такой степени нашпигован минами, что кораблям далеко не всегда удавалось вовремя уклониться от встречи с ними. В результате в этот день жертвами минных полей стали девять надводных судов и две подводные лодки.

Вечер и ночь, наполненные кошмаром

В первый день пути транспорты и конвой несколько раз подвергались артиллерийскому обстрелу противника, который вёлся интенсивно, но безрезультатно. Около 20:00 были замечены финские торпедные катера, идущие на сближение с советскими судами, но плотным огнём орудий, их отогнали прежде, чем они достигли дистанции торпедного выстрела. Тяжёлые потери караван понёс в результате атаки вражеской авиации, предпринятой перед самым наступлением темноты. Четыре советских судна были потоплены, и ещё два получили серьёзные повреждения.

Но в ещё большей степени обстановка усложнилась с наступлением темноты, когда, главный отряд кораблей оказался посреди сплошного минного поля. В эту ночь подорвались на минах и затонули одиннадцать надводных судов и одна подлодка. Из их многочисленных экипажей и находившихся на борту пассажиров были спасены лишь несколько десятков человек.

Исходя из сложившейся обстановки, командующий флотом был вынужден отдать приказ всем оставшимся судам встать на якорь и дожидаться рассвета. Итог этой первой ночи похода был ужасен – двадцать шесть судов из тех, что накануне днём вышли из Таллина, были потоплены. Кроме того, пять кораблей – повреждены, два захвачены противником, и одно пропало без вести.

Воздушные атаки противника

С первыми лучами солнца 29 августа 1941 года корабли продолжили свой путь, но в этот день судьба готовила им ещё большие испытания. Уж в 5 часов 30 минут над караваном появились немецкие самолёты-разведчики, а начиная с 7.30 авианалёты следовали один за другим. Их частоте способствовала близость береговых аэродромов, расстояние до которых не превышало ста километров, и почти полное отсутствие в небе советских самолётов.

Практически не встречая сколько-нибудь серьёзного огневого противодействия, немецкие пилоты имели возможность выбирать наиболее крупные и уязвимые цели, а затем хладнокровно их поражать. В результате прицельного бомбометания 29 августа к ранее погибшим судам прибавились ещё четырнадцать, а также увеличилось число тех, что были повреждены и требовали буксировки.

Спасательные работы, сохранившие тысячи жизней

Этот день был отмечен самым большим количеством жертв как среди моряков, так и среди пассажиров кораблей, в число которых входили эвакуируемые военнослужащие сухопутных частей и гражданские лица. Тем не менее в результате действий по оказанию помощи терпящим бедствие было спасено более девяти тысяч трехсот человек, и около шести тысяч сумели высадиться с горящих судов на остров Гогланд. Экипажам кораблей, высылаемых специально для ведения спасательных работ из Кронштадта, а также островов Лавенсаари и Гогланда, удалось сохранить тысячи жизней.

Попытка понять причины трагедии

Объясняя причины большого количества потерь, которыми сопровождался Таллинский переход, Бунич Игорь Львович, о книге которого речь шла выше, а также целый ряд военных историков указывают на крайнюю некомпетентность командования, подчас отдававшего приказы, противоречащие здравому смыслу. Например, и без того малочисленное прикрытие было ослаблено приказом, поступившим с крейсера "Киров", согласно которому двум подводным лодкам предписывалось, оставив конвой, полным ходом направляться в Кронштадт, что они и исполнили незамедлительно.

Сознавая, что ряд приказов был продиктован явной некомпетентностью должностных лиц, командиры отдельных кораблей, вопреки предписанию, провели свои суда южным фарватером и, благополучно достигнув пункта назначения, спасли людей.

Суда, достигшие желанной цели

К вечеру того тяжёлого дня первые корабли главных сил каравана стали прибывать в Кронштадт. До полуночи двадцати девяти из них удалось благополучно бросить якоря на рейде этой крупнейшей военно-морской базы. Кроме того, ещё шестнадцать достигли расположения наших войск на острове Гогланд.

30 августа в Кронштадт прибыли поодиночке, или небольшими группами ещё сто семь кораблей. Сразу же была организована доставка всех спасённых членов экипажей, а также солдат и гражданских лиц в Ленинград. Раненых распределяли по госпиталям, а те, кто мог держать в руках оружие, записывались в подразделения, формировавшиеся для отправки на фронт. Так завершился Таллинский переход, итоги которого позволяют отнести его к самым трагическим страницам истории Советского военно-морского флота.

Потери, понесённые за дни перехода

Несмотря на то что в отдельных печатных публикациях приводится различное число судов, погибших во время этой операции, принято считать, что их было шестьдесят два. Это количество наиболее соответствует данным, имеющимся в распоряжении исследователей. В него вошли как боевые корабли, так и вспомогательные, а также транспортные суда.

Также нет единого мнения относительно числа погибших. Адмирал Трибуц, командовавший в те годы Балтийским флотом, в своих воспоминаниях говорит о пяти тысячах погибших. Из доклада Сталину наркома ВМФ Н. Г. Кузнецова следует, что их было семь тысяч семьсот человек, а официальное издание Главного штаба сообщает о десяти тысячах. Очевидно, эта информация наиболее соответствует действительности, так как в советские времена было не принято завышать собственные потери.

Годовщина трагических событий

В этом году исполнилось 75 лет Таллинскому переходу, в связи с чем внимание общественности было привлечено к этой героической странице отечественной истории. В конце августа прошёл целый ряд мероприятий историко-патриотического характера, в которых принимали участие как ветераны флота, так и молодёжь.

На экраны страны вышли посвящённые этому трагическому событию документальные фильмы. Таллинский переход представлен в них на основании архивных документов и воспоминаний участников событий. В них рассказывается о той задаче, которая была поставлена перед балтийскими моряками. Кроме произведения Игоря Бунича, о котором упоминалось выше, в те дни были представлены вниманию читателей и другие книги о Таллинском переходе.

Статья закончилась. Вопросы остались?
Подписаться
Я хочу получать
Правила публикации
Следят за новыми комментариями — 8
Редактирование комментария возможно в течении пяти минут после его создания, либо до момента появления ответа на данный комментарий.