Боярский сам прыгал с 15-метровой высоты: воспоминания актеров и создателей шедевра советского кино "Три мушкетера"

Фильм "Три мушкетера" стал в Советском Союзе одним из самых любимых у зрителей. Он вышел на экраны в 1978 году, но своей популярности не утратил и по настоящее время. Впоследствии было три его продолжения. При производстве картины, как вспоминают участники процесса, было немало интересных случаев, о которых и будет рассказано.

Д’Артаньян вместо Рошфора

Интересно, что изначально на главные роли планировались совсем другие актеры. Например, на роль Д’Артаньяна режиссер Юнгвальд-Хилькевич изначально утвердил не Боярского, а Александра Абдулова.

Что касается Михаила Сергеевича, то ему было предложено сыграть Рошфора, который был заклятым врагом главного героя. Но артист не хотел изображать отрицательного персонажа и отказался. Тогда режиссер предложил ему на выбор два образа - Арамиса или Атоса. Но и это не подошло Боярскому.

И вот артист получил третью телеграмму, где речь шла о Д’Артаньяне, и тогда он не смог устоять и отправился на съемки в Одессу.

У Дунаевского не было сомнений

Утверждению кандидатуры Боярского способствовали и его певческие способности, тогда как Александр Абдулов с музыкальным материалом справиться не смог. Финальная точка в выборе была поставлена композитором Дунаевским, музыка которого звучит в картине.

Когда Георгий Юнгвальд-Хилькевич организовал встречу Михаила Боярского с Максимом Дунаевским, он не сообщил последнему, что к нему придет артист, уже утвержденный на главную роль. Композитор вспоминал, что сразу после того, как он сыграл мелодию, актер подхватил ее мгновенно, буквально за одну минуту. И тогда сомнений в том, что перед ним д’Артаньян, у музыканта не осталось.

Портос был худой и в гипсе

На роль Портоса пробовались два актера - Валентин Смирнитский и Георгий Мартиросян. При этом оба справились хорошо. Но против кандидатуры второго выступил один из важных чинов Гостелерадио СССР. В итоге актер играл одного из гвардейцев.

Смирнитского же режиссеру удалось практически увести с другой картины. У того планировались съемки за границей. Согласно воспоминаниям артиста, он "от нечего делать" полетел в Одессу, будучи убежденным, что этот эксперимент глупый.

Перед съемками возникла и такая проблема: Валентин Георгиевич сломал ногу и пробы проходил в гипсе. Он признается, что по сей день удивляется тому, что его утвердили на роль Портоса. Ведь ему явно не хватало веса для воплощения героя, которого Дюма задумал тучным. Объем фигуре пришлось придать посредством специальных накладок. Хотя к концу работы необходимость в них отпала: Смирнитский все же набрал вес.

Выбрал Шерлока Холмса

Как известно, роль Атоса, которую отверг Михаил Боярский, в итоге сыграл замечательный артист Вениамин Смехов. Но прежде речь шла о другом претенденте - не менее блистательном Василии Ливанове. Как вспоминал Юнгвальд-Хилькевич, последний был на пробах два раза и показал себя с лучшей стороны.

Но возникла проблема: одновременно Ливанов проходил пробы на Шерлока Холмса и выбрал эту роль, оказавшуюся в его карьере ключевой. А режиссеру "Трех мушкетеров" пришлось вновь искать Атоса.

Исчезающий Атос

Нашел он его в Театре на Таганке: в тот момент Вениамин Смехов играл таинственного Воланда в "Мастере и "Маргарите". Роль Атоса была без лишних раздумий предложена артисту Юнгвальд-Хилькевичем, однако он согласился далеко не сразу, пришлось его поуговаривать. Но в конечном итоге добро было получено. Однако и в процессе съемок театр Смехов не бросал, поэтому в Одессе он появлялся только в выходные дни.

В связи с этим во множестве эпизодов был задействован дублер, а Атос в них стоял спиной к зрителю. Там же, где он поворачивался лицом, он очень низко наклонял голову.

Интересный момент наблюдался по поводу знаменитой арии Атоса "Есть в графском парке черный пруд". Часто Смехову делают комплименты в связи с прекрасным исполнением этой песни. Однако не многим людям известно, что спета она вовсе не им. На самом деле у Вениамина Борисовича не получалось вытянуть некоторые высокие ноты, и запись пришлось отложить. Из-за того, что сроки были ограниченными, перезаписать арию актер не успел.

В результате песня была исполнена Вячеславом Назаровым, вокалистом, пианистом и тромбонистом. В связи с этим у Смехова возникла большая обида на создателей фильма. Позже он признавался, что когда картина вышла на экраны, он постоянно звонил Максиму Дунаевскому и напевал ему о черном пруде ужасным голосом.

Пылкая и неуправляемая Миледи

Маргарита Терехова, сыгравшая роль Миледи, создала яркий образ роковой искусительницы, который остался в памяти зрителей. Но и на эту роль сначала была утверждена другая артистка, это Елена Соловей. Незадолго до начала съемок оказалось, что она беременна, поэтому пришлось искать ей замену.

Юнгвальд-Хилькевич вспоминал, что искал женщину, по которой было бы хорошо видно: она способна покорять и нагонять страх. Зритель должен был до конца верить: она может в любом случае выйти сухой из воды, что голову ей не отрубят, что этого просто не может быть.

Именно такой образ и создала Терехова, которая славилась ярким темпераментом, неуправляемым, пылким нравом. Во многом свой имидж она придумала сама. Так, она выбрала наряд в виде шелковой мужской блузы. Множество трюков в картине выполнялось артисткой самостоятельно. Например, она скакала на лошади галопом, не имея соответствующей подготовки.

Д’Артаньян на волоске от гибели

Не только Маргарита Терехова стремилась к самостоятельному выполнению трюков. Михаил Боярский тоже проявлял рвение в этом плане, стремясь вжиться в роль лихого гасконца по максимуму. При подготовке к сцене, где Д’Артаньян летит с высоты в пятнадцать метров, Юнгвальд-Хилькевич распорядился, чтобы артист передал каскадеру свой костюм.

Но Боярский обиделся на это, сказав, что если он не прыгнет сам, то эту роль сыграть не сможет. В результате Михаил Сергеевич с успехом выполнил трюк три раза, чтобы была возможность выбора самого удачного дубля.

Будучи азартным человеком, Боярский не раз забывал об осторожности. Так, один из эпизодов мог закончиться для него весьма печально. Речь идет о моменте, снимавшемся в Одессе, в оперном театре. Это одна из самых захватывающих сцен, когда Д’Артаньян, уже добывший королевские подвески, пытается прорваться во дворец и сражается с Рошфором.

Роль Рошфора исполнял Борис Клюев, которому по сюжету не нужно было часто пользоваться шпагой, поэтому его практически не обучали приемам фехтования. Но в период схватки актеры вошли в раж, и Клюев нанес Боярскому сильный укол. Сначала никто ничего не заметил: Михаил Сергеевич как ни в чем не бывало продолжал работу.

Однако затем было решено снять еще дубли, и обнаружилось, что Боярского на площадке нет. Режиссер отправился искать его и нашел всего в крови в туалете. Как оказалось, Борис Клюев, случайно попав шпагой ему в рот, проткнул небо. Михаил Боярский был срочно госпитализирован. Рана была настолько глубокой, что оставалось лишь несколько сантиметров до мозга.

Самодельные подвески и инвалидное кресло для оператора

Подвески королевы, показанные в фильме, декларировались как алмазные, но таковыми они отнюдь не были. Режиссер картины сообщал, что фильм был малобюджетным, средств на украшения в нем не предусматривалось. Поэтому подвески были изготовлены им самостоятельно, как и украшения на костюмах мушкетеров, и эфесы шпаг. В ход шли обычная фольга и консервные банки.

Не хватало элементарных вещей, таких как осветительные приборы, операторская техника. Так, оператору вместо специальной тележки приходилось передвигаться в инвалидном кресле.

Нашли нарушение? Пожаловаться на содержание

А кто из героев "Трех мушкетеров" запомнился вам больше всего?
Подписаться
Я хочу получать
Правила публикации
Следят за новыми комментариями — 7
Редактирование комментария возможно в течении пяти минут после его создания, либо до момента появления ответа на данный комментарий.