Как куличи выбрались из подполья, или Празднование Пасхи в атеистическом СССР

В советские времена считалось, что религия – народный опиум. Особенно большую «дозу» получали в Пасху. Таковы были убеждения власти предержащих, а именно ими контролировалась социальная жизнь в СССР. Чтобы бороться с религией, тратили множество бумаги и чернил, огромные деньги и многие часы работы. Едва только советские идеи потеряли былую силу, как люди вновь стали ходить в церковь, готовить куличи и всячески следовать положенным обрядам.

Как начиналась борьба

Пасха – это один из главных праздников для христиан, а значит, этот день прежние власти просто не могли оставить без внимания. Антирелигиозная пропаганда стала свободной и активной официально с 1929-го. Церкви вынуждены были уплачивать налоги. Если община успешно справлялась с одним побором, власти вводили новый. Так продолжалось, пока нагрузка не становилась слишком большой, а это вело к закрытию храма. Община обязана была самостоятельно оформить обращение от лица трудящихся. В нем просили ликвидировать храм. Из государственных архивов и сохранившихся с давних пор материалов известно, что зачастую такие заявления писали одним и тем же почерком. Тексты совпадали едва ли не один в один, словно написанные под копирку.

А дальше?

Религия не была в почете в советские времена. Храмы, потеряв свое первоначальное предназначение, трансформировались в общественно полезные объекты. Например, тут часто организовывали клубы. Как говорят историки, известно немало случаев, когда молодые люди просто не могли себя заставить приходить в бывший храм ради развлечения. Функционеры вынуждали девушек танцевать в церквях. Мероприятия проводились под наблюдением руководящих членов партии. Если удавалось кого-то поймать на соблюдении ритуалов, то могли лишить работы. Известно, что некоторых исключали из коллективных хозяйств. В любом из вариантов семья оказывалась в тяжелом, нищенском положении. В те времена страх был сильным. Даже маленькие дети знали, что никому нельзя говорить о тайно выпекаемых дома куличах. В голодные времена некоторые на всю семью отваривали одно яйцо, красили его и делили между всеми. Многие горевали, не имея возможности сходить в Пасху в церковь.

Разговение

С 30-го пасхальный выходной перенесен на четверг, чтобы превратить важный для верующих день в простой рабочий. Такая практика не показала желаемого эффекта. Тогда придумали вынуждать жителей городов ходить на субботники, воскресники. Начали организовывать массовые шествия. В них участвовали чучела святых отцов. В конце мероприятия их сжигали. На эту тему издавалось множество карикатур. Историкам известно, что в те времена часто проводили антипасхальные лекции. Малолетним рассказывали, что гуляния – это источник пьянства и хулиганства, а значит, нужно такого избегать. Бригады в колхозах высылали работников как можно дальше в поле на весь день. Детей отправляли на выездные экскурсии. Если кто-то не являлся, родителей вызывали в школу. В пятницу, когда каждый прилежный христианин погружается в скорбь, для школьников проводили танцевальные вечера.

Время для нового

Вскоре после революции новая власть решила заменить прежние обряды и празднества новыми, уже не связанными с религией. Внедрялись красные крестины, карнавалы. Их придумали, чтобы отвлечь простой люд от прижившихся веками традиций. Важно было придать форму такой, чтобы ее поняли широкие массы, при этом содержание изменить на соответствующее новой идеологии. Ориентировались на слова Ленина о том, что церковь сродни театру. Считалось, что спектакли могут заменить религию. Так общество должно было принять идеи большевиков. Красные Пасхи проводились в 20-30-х годах. Поскольку они оказались слишком уж пародийными, вскоре мероприятия упразднили, поняв, что те только подрывают имидж власти.

Ни шагу назад!

Антирелигиозные инстанции не собирались останавливаться. Принятых мер явно не хватало. К концу 40-х все приготовления к праздникам каждая семья держала в тайне от соседей. В полночь из церковных врат выходил ход, который ждали. Учителям было положено понять, кто из школьников участвует. Представители района вычисляли, кто из представителей интеллигенции идет в шествии. В те времена простые люди даже научились заочно исповедоваться. Они заранее писали о своих прегрешениях на листочке бумаги, который потом через посторонних отдавали святому отцу. Священник (тоже письменно) отпускал прегрешения либо назначал епитимью. В те времена лишь несколько храмов все еще действовали, поэтому для участия во всенощной приходилось совершать настоящее паломничество. Так, один из свидетелей говорил, что темной ночью под проливным дождем по болоту и грязи старики с сумами и корзинами пробирались более двух километров. Их спрашивали, ради чего они страдают и идут, а те отвечали, что для них посещение церкви в пасхальную ночь – источник радости.

Годы идут

В период великого военного конфликта случился всплеск религиозности. В те времена власти почти не преследовали простых людей по этой причине. Как-то Сталин даже обратился к публике со словами «Братья и сестры!», что многие посчитали церковной репликой. В 43-м столичный патриархат стал инструментом пропаганды и участником политических разбирательства. Высмеивание, использование чучел остались в прошлом. Прежние традиции назвали дикими. Верующим выделили специальные места, в которых они могли отмечать праздники. Для прочих придумывали ненавязчивые занятия. Пропаганда, призывавшая отвернуться от религии, потребляла огромные денежные массы. Во всех районах деятели отчитывались об антипасхальных мероприятиях. Власти требовали, чтобы из года в год число верующих, посещающих церкви, сокращалось – словно это был произведенный план на заводе.

Как боролись?

Верующие всегда боялись, были начеку. Даже детей обучали воспитывать несознательных старших, если те верят в Бога. Люди получали выговоры. Характеристики с упоминанием религии ставили крест на жизни человека. Ежегодно под церквями на Пасху было множество комсомольцев, учителей, охранников, высматривавших и отлавливавших своих подопечных среди посетителей. В те времена люди уезжали ради службы подальше от дома, где их никто не знал. Власти по телевизору в пасхальную ночь показывали концерты, надеясь удержать ими людей дома. Показывали редкие передачи. Рядом с храмами были клубы, в которых во время всенощной особенно громко включали музыку.

Все уходит

По мере приближения к перестройке борьба с религией стала напоминать профанацию. Беседы проводились ради проформы. За ритуалы и атрибуты праздника лишь слегка журили. Стало можно все – только не говорили об этом вслух. В 80-х патрули уже никого не ловили, они просто слушали службу, христосовались по заведенному обычаю. Педагоги, ответственные за дежурство, могли себе позволить и покушать, и выпить, будучи на карауле – никто не обращал внимания.

А вы отмечаете Пасху? Ходите ли в церковь?
Добавить смайл
  • :smile:
  • :wink:
  • :frowning:
  • :stuck_out_tongue_winking_eye:
  • :smirk:
  • :open_mouth:
  • :grinning:
  • :pensive:
  • :relaxed:
  • :heart:
Подписаться
Я хочу получать
Правила публикации
Следят за новыми комментариями — 6
Редактирование комментария возможно в течении пяти минут после его создания, либо до момента появления ответа на данный комментарий.