"Я ненавидел не немцев. Я ненавижу нацизм": интервью танкиста, таранившего своим Т-34 ограду Освенцима

Давид Душман родился в 1923 году. Война застала его на соревнованиях по фехтованию среди юношей в Москве. Узнав о нападении врага, Давид сразу же прервал состязание и пошел в военкомат проситься на фронт. Но парню отказали под предлогом того, что он являлся чемпионом Москвы и был «ценным кадром» для советского спорта. Устроив грандиозный скандал, Давид добился призыва и на второй день войны пошел на фронт. Сегодня ветеран дал интервью журналистам, чтобы рассказать свою историю Победы.

Со спортом по жизни

В начале 1945 года Давид Душман участвовал в освобождении концентрационного лагеря Освенцим. После, уже в мирное время, он вновь вернулся в спорт – стал чемпионом СССР по фехтованию в 1951 году, а затем был тренером сборной команды СССР. Сегодня ветеран живет в Мюнхене, недавно он отметил свое 90-летие.

Несмотря на преклонный возраст, он все еще тренер — проводит по много часов на тренировках три раза в неделю. «Фехтовальщики остаются сильными до самой смерти», — говорит ветеран. В свое время он совершил героический поступок, но не считает себя героем. Он просто хотел защитить свою родину от нацистов. Он сражался против вермахта как солдат Красной Армии на борту своего танка и в 1945 году помог освободить Освенцим.

Что для вас 9 Мая?

- Это для меня особая дата. Мне довелось видеть Освенцим в 1945 году своими глазами, какие преступления были совершены во имя национал-социализма. Поэтому День Победы – самый святой праздник! В этот день весь мир вспоминает, что Красная Армия смогла победить «коричневую чуму». Я надеюсь, что этот день никогда не будет забыт.

Вы освобождали Освенцим. Как это было?

- 27 января 1945 года нам было приказано поехать в Освенцим – освобождать лагерь. Я был частью экипажа танка Т-34. Когда мы прибыли в Освенцим, первым делом мы протаранили и потом отключили электрический забор. Мы обстреляли немецкие позиции, чтобы расчистить путь для пехоты. В Освенциме мы увидели такое, к чему совсем не были готовы. Это был настоящий ужас. Но оказалось, что самое страшное впереди.

Что значило для вас освобождение Освенцима?

- Это был ужас. Мы сразу отдали выжившим всю свою еду, которую мы имели на борту. Затем мы поехали снова «охотиться» на фашистов. Официально 1-й Украинский фронт отвечал за захват Освенцима, но я принадлежал к 1-му Белорусскому фронту. И все же я окунулся в эту беду полностью. Я ведь сам из еврейской семьи. Вот и догадайтесь, что это значит для меня освободить Освенцим.

Была ли у вас ненависть к немцам?

- Я видел ужасы и смерть, но лишь позже понял, что такое «фабрика смерти» Освенцим. При всем при этом я не ненавидел немцев. Мы сражались не против немцев, а против фашизма! Это важно для меня. Я – за справедливость. С самого детства я четко разделял, где правда, а где ложь, остро реагировал на любое насилие. Это идет еще от родителей, от истории моей семьи.

Расскажите о своей семье подробнее

- Мой отец Александр Душман был военным врачом первого ранга, мама Бронислава работала педиатром. Некоторое время мы жили в столице нынешней Беларуси – Минске, а в 1931 году моего отца перевели в Москву на должность начальника медицинской части. В 1938 году наш дом обыскала тайная полиция, папу забрали. Это было ужасное время, мы ничего не знали о нем в течение года. Я стал сыном врага народа, со мной перестали общаться сверстники, меня сторонились взрослые. Так я стал жертвой большого террора.

Что для вас значит слово "нацизм"?

- В моем окружении всегда существовал нацизм, но он меня не сильно затронул. Потому что все знали, что я при случае использую свои кулаки. Даже анекдоты про евреев в моем присутствии не рассказывали. Когда по радио пришли новости о войне, я сразу же вскочил на мотоцикл и поехал в военное командование. Это стало полной неожиданностью для всех. Но я хотел защитить свою страну. Я честно надеялся, что смогу освободить отца из лагеря, доказав свой патриотизм. Правда, папа так и не дожил до этого – он умер в лагере от болезни.

На вас было клеймо врага народа?

- Изначально я хотел попасть в подразделение, которое должно было быть развернуто в тылу врага, но меня туда не взяли. Я ведь был сыном врага народа, да еще и евреем. Мне было очень больно, но пришлось смириться. Позже меня перевели в бронетанковую часть, только благодаря физическим данным. Ведь управление Т-34 требует огромной силы! Не каждый мог с этим справиться.

У вас были ранения?

- Я был ранен в самой первой битве. Это было серьезное ранение в живот, но мне удалось выздороветь. Позже я сражался в боях за Сталинград и Курск, был тяжело ранен вскоре после освобождения Освенцима. Это было недалеко от Варшавы. Наш танк загорелся, экипаж выскочил и попал прямо на мину. В живых из танкистов остался только я.

Как вы жили после войны?

- Меня награждали много раз. Мне было вручено более 40 медалей. Например, я получил орден Великой Отечественной войны 1-й степени - это большая честь. В конце войны я был в звании капитана, затем начал всерьез изучать медицину, как всегда мечтали мои родители. Старый друг моего отца был инструктором по фехтованию, он предложил мне заняться этим. Тогда-то и началась моя любовь к этому виду спорта, которая продлилась всю жизнь. Мне 90, но я тренирую, и я счастлив передавать свой опыт молодым.

Вы часто вспоминаете о войне?

- Сегодня я стараюсь не вспоминать войну. Раньше воспоминания посещали чаще, но я окунулся с головой в работу. Но я надеюсь, что подвиг народа и все, что с этим связано, не будет забыто и больше никогда не повторится.

Нашли нарушение? Пожаловаться на содержание

А вы любите читать рассказы ветеранов о прошедшей войне?
Подписаться
Я хочу получать
Правила публикации
Следят за новыми комментариями — 6
Редактирование комментария возможно в течении пяти минут после его создания, либо до момента появления ответа на данный комментарий.