Нордическая внешность. Как сложилась судьба детей, вывезенных в ВОВ из СССР и Польши и оставшихся в Германии: невыдуманные рассказы

Идеалы красоты, которые поощрялись идеологией СС, привели к тому, что в восточноевропейских странах многие дети вывозились для усыновления национал-социалистами. Жертвы этой войны все еще страдают от своей горькой участи – и ждут признания. Считается, что из СССР могло быть вывезено до 50 тыс. детей. После войны на родину вернулось не более 3%.

Поиск правды

По официальной версии, мистер Фолкер родился 17 октября 1940 в верхней Силезии. Но эти сведения подделаны клубом Лебенсборн. На самом деле его зовут Александр Литау, родился он в Крыму.

Александру Литау сегодня 75 лет, он живет в Гамбурге. В детстве получил от своих приемных родителей имя Фолкер Хайнеке. После немецкого налета на Советский Союз осенью 1941 года он был захвачен и вывезен СС из родительского дома в Крыму.

«До этого Генрих Гиммлер был в Киеве и сказал, что всех светловолосых и голубоглазых арийцев мы возьмем с собой, увезем в Германию. Моя внешность точно соответствовала расовым стандартам: светлые волосы, тонкие черты лица, голубые глаза, форма головы немного округлая», - вспоминает Александр.

Такие дети, как Александр Литау, которого сегодня зовут Фолькер Хайнеке, были вывезены во время Второй мировой войны, потому что они соответствовали искаженным представлениям СС об «арийских» людях.

Количество жертв этой идеологии подсчитывается по-разному. Только из Польши было вывезено от 50 000 до 200 000 детей. В Словении, в этой маленькой стране, были украдены 1000 детей партизан. Есть и списки.

Если взять эти цифры за основу, получится ужасающий масштаб для аннексированных восточных территорий - несколько сотен тысяч детей.

«...мы ищем преемника или сына»

«Я был со своей биологической матерью всего десять дней, когда нацисты забрали меня и отвезли в отдел по делам несовершеннолетних для «аризации», - рассказывает Александр Орлов. Он родился в 1944 году в Рудамюле в Западной Пруссии в семье русской подневольной работницы Людмилы Орловой. Отец неизвестен.

«По внешнему виду я прошел как «ариец». Это было моим большим счастьем - выжить. Моя мачеха впоследствии рассказала мне, что вся моя семья погибла, они были расстреляны, а меня нашли в палатке Красного Креста. Но все это было ложью. Ведь по результатам исследований международной поисковой службы выяснилось, что моя биологическая мать была жива как минимум еще до апреля 1945 года».

Приемная мать Александра Орлова сама не могла иметь детей. Поэтому она раздобыла в сборном пункте «немецкого» мальчика и сбежала с ним от наступающей Красной Армии в Гамбург, где Александр вырос под именем Хайнца Катерса.

Ложь о мертвых родителях

В детский дом Зонненвизе в 1942 году был переведен Герман Людекинг, находчивый ребенок из Лодзи по имени Роман Ростаковский. Но мальчика с таким именем там никогда не было. Своего истинного происхождения Герман Людекинг до сих пор не знает. Его забрала Мария Людекинг. Она искала замену своему сыну, павшему на войне.

«В начале декабря ей позвонили и сказали, что она может выбрать себе ребенка в Кохрен-Салисе. Она поехала туда. Я сидел внизу со своим товарищем по играм. А потом нас повели в сестринскую комнату, и там старшая сестра сказала: да, фрау Людекинг, там двое детей, вы можете выбрать одного. И тогда она сказала: «Я возьму маленького Германа, он выглядит таким больным».

Маленький Герман не мог жаловаться на своих приемных родителей, они относились к нему хорошо, но были убежденными нацистами, чему Гиммлер придавал большое значение. Оба были членами партии, он - членом СС, она - лидером БДМ в Восточной Вестфалии-Липпе.

«Я никогда не говорил по-польски, только по-немецки. Я просто спросил позже, кто мои настоящие родители. Моя приемная мать и сказала то, что написано в свидетельстве о рождении: отец умер, мать - тоже».

Не всем детишкам повезло с немецкой семьей

Несмотря на то что эти дети были похищены, они попали к приемным родителям, которые относились к ним прилично. Напротив, Янина Кунстович страдала от оскорблений своей приемной матерью. Нередко за проступки ее наказывали физически. СС перевезла ее в 1941 году из польского детского дома в Познани в дом Лебенсборна Обервайс в Зальцбурге. Сегодня 85-летняя женщина тяжело больна и с ужасом вспоминает детство.

Нашли нарушение? Пожаловаться на содержание

Знали ли вы о массовом вывозе детей с оккупированных территорий?
Подписаться
Я хочу получать
Правила публикации
Редактирование комментария возможно в течении пяти минут после его создания, либо до момента появления ответа на данный комментарий.