Афганская беженка со жгучими глазами Шарбат Гула. Как она выглядит 30 лет спустя

Шарбат Гула, пуштунка со жгучим взглядом, ставшая настоящей иконой после того, как ее фото в 1985 году появилось на страницах National Geographic, теперь является владелицей особняка площадью 3 000 м2. Находится дом женщины, в 12 лет поразившей мир, в столице ее родной страны Афганистана — Кабуле.

Особняк, обставленный 47-летней Шарбат по своему вкусу, является подарком от правительства, полученным ею несколько лет назад. Помимо дома, власти Афганистана сделали женщине и еще один щедрый подарок. Уже несколько лет Шарбат получает пособие примерно в 700 долларов на проживание и медицинские расходы.

История афганки-беженки

Пронзительные зеленые глаза Шарбат Гула стали настоящим символом бедствий войны конца прошлого века в Афганистане. В родной стране девочку с жестоким взглядом назвали «афганской Моной Лизой». В возрасте 6 лет во время войны Шарбат осиротела и была вынуждена пешком, вместе со своими братьями и сестрами, отправиться в Пакистан.

Через несколько лет в лагере беженцев 12-летнего подростка с необычным цветом глаз и жгучим взглядом заметил знаменитый фотограф Стив МакКарри. Стив попросил у девочки разрешения сфотографировать ее, и вскоре цепляющий за душу снимок стал символом бедствий афганских беженцев в Пакистане.

Обладательницей жгучего и даже немного свирепого взгляда Шарбат Гула является не случайно. Родилась девочка с красивыми зелеными глазами в семье пуштунов - самой воинственной народности Афганистана. Именно пуштуны в свое время, как известно, стали костяком организованного ЦРУ в стране движения "Талибан".

Спустя 30 лет Шарбат Гула, не утратившая своего пронзительного взгляда, вновь стала символом. На этот раз — возвращения сотен тысяч афганских беженцев на родину.

Долгий путь домой

Около 3 лет назад Шарбат была арестована в Пакистане за использование поддельного паспорта — обычное дело среди 1 млн беженцев, живущих в этой стране нелегально. Женщине грозили 14 лет тюрьмы и штраф в размере 5 000 долларов.

К этому моменту Шарбат уже воспитывала трех дочерей и страдала от гепатита С, убившего много лет назад ее мужа. Арест Гула и обвинения в фальсификации документов стали национальным делом Афганистана и афганского правительства. Просидев в камере 2 недели, Шарбат была освобождена и вернулась вместе с детьми в свою родную страну. Выйдя из тюрьмы, женщина сказала: «Афганистан — это только место, где я родилась. Я всю жизнь прожила в Пакистане и привыкла к этой стране. Я очень подавлена и расстроена. Но у меня нет другого выбора, как только уехать».

Согласно статистике, только в 2016 году из Пакистана в Афганистан вернулось около 370 тысяч беженцев. Также в последние годы еще десятки тысяч человек были отправлены на родину из стран Европы и Ирана, зачастую путем принудительной депортации. В страну вернулось неисчислимое количество незарегистрированных беженцев, включая Шарбат Гула.

В прессе Афганистана по поводу возвращения женщины с пламенным взглядом писали: «Эта беженка — символ не только нашей страны, но и Пакистана. Когда-то в этом государстве спекулировали образом Гула, подчеркивая, что женщина предпочла Афганистану Пакистан. Теперь же в Пакистане она попросту стала никому не нужна».

Видимо, по этой причине в Афганистане Шарбат оказали демонстративно торжественный прием. На ее примере правительство страны хотело показать всему миру, что оно может позаботиться о своих людях.

Женщину приветствовал сам президент Афганистана, который и вручил ей ключи от квартиры, а также пообещал, что ее дети получат достойное образование и будут обеспечены всем необходимым. Позднее Шарбат попросила у властей страны поменять подаренную ей квартиру на дом, поскольку для нее это было привычнее.

Повышенное внимание со стороны прессы стало причиной того, что Гула была вынуждена нанять охрану. Шабрат опасается преследований со стороны консервативно настроенных афганцев, считающих, что женщины не должны появляться на экранах телевизоров, в газетах и уж тем более на всемирно известных фото.

Потерянная и найденная

Когда Стив МакКарри фотографировал Шарбат Гула, он и представления не имел, насколько этот снимок станет популярным в мире. А поэтому он даже не спросил имени согласившейся позировать ему 12-летней девочки-подростка. Соответственно, и о том, кто же такая девушка с пронзительным взглядом на поразившем людей фото, известно не было.

В 2002 году Стив МакКарри все-таки решил выяснить, кем была девочка, встреченная им когда-то в лагере беженцев. С огромным трудом фотограф разыскал Шарбат в одной из деревень в горах Пакистана. В нелегком расследовании Стиву тогда помогали судмедэксперты, полицейские и даже агенты ФБР. В результате снимок уже взрослой Гула вновь появился на страницах National Geographic.

К этому времени Шарбат уже была матерью троих детей и понятия не имела о том, что ее фото стало популярным во всем мире. Стива женщина вспомнила сразу же. За всю жизнь ее фотографировали только три раза. При встрече с МакКарри женщина сказала ему, что надеется на то, что ее дети смогут получить образование, которого никогда не было у нее. После ее возвращения на родину правительство Афганистана таким образом решило осуществить мечту этой женщины.

Второй снимок

Когда Стив приехал к Шарбат, он попросил ее о том, чтобы сфотографировать ее второй раз. Женщина придерживалась строгих правил и спросила разрешения у мужа поднять паранджу. Позднее Шарбат также снялась в документальном фильме «В поисках Афганской девочки», который вышел на экраны в 2002 году. Кроме того, во время поисков девочки со жгучим взглядом командой National Geographic было создано благотворительное общество «Фонд афганских девушек», позднее переименованное в "Фонд афганских детей".

Как жила Шарбат в Пакистане

Жизнь всемирно знаменитой девочки в Пакистане, безусловно, была очень тяжелой. В конце 80-х годов Шарбат в возрасте примерно 13 лет (дня своего рождения она не помнит) вышла замуж за Рамата Гула. Позднее у нее родились дочери Робине, Захида и Алия. Еще одна дочь Шарбат умерла в младенчестве.

Читать за всю свою жизнь Гула так и не научилась. Но, как она сказала Стиву, она умеет писать свое имя. Чадру Шарбат начала носить примерно через год после того, как фотограф сделал первый ее знаменитый снимок.

В Пакистане каждый ее день начинался с подъема до восхода солнца и молитвы. Затем женщина набирала воду из ручья, готовила пищу и стирала. Дети, по словам Шарбат, стали настоящим смыслом ее жизни.

Русские и американцы

Стиву на вопрос о том, как она живет в чужой, по сути, для нее стране, женщина ответила, что "сначала русские сломали ей жизнь, а теперь ее ломают американцы". "При талибах нам жилось лучше, чем под американскими бомбежками сегодня", - добавила Шарбат.

Женское образование

К сожалению, сегодня в Афганистане в плане женского образования условия сложились еще менее благоприятные, чем существовали тогда, когда Шарбат покидала страну. Согласно статистике, посещает школу в наши дни только половина афганских девочек. При этом их количество постепенно сокращается.

В Пакистане и Иране дела в этом плане обстоят гораздо лучше. Поэтому беженкам, возвращающимся на родину, бывает трудно приспособится к новой жизни из-за существующего гендерного неравенства. По словам вернувшихся в Афганистан женщин, местные мужчины зачастую воспринимают их как «аморальных или неприличных», даже если они соблюдают все правила. При этом происходит так только лишь потому, что они приехали из-за границы.

Положение других беженцев

Шарбат Гула, возвратившейся в свою страну несколько лет назад, безусловно, очень повезло. Женщина имеет комфортное жилье, ее дети получают образование, и она ни в чем не нуждается. Однако, к сожалению, многие беженцы, вернувшиеся в Афганистан, не имеют на данный момент ни дома, ни семьи, ни работы. И возможно, еще долгое время эти люди не смогут жить безопасной и стабильной жизнью.

Впечатляет ли вас история этой афганской женщины?
Подписаться
Я хочу получать
Правила публикации
Следят за новыми комментариями — 8
Редактирование комментария возможно в течении пяти минут после его создания, либо до момента появления ответа на данный комментарий.