Всю любовь отец отдавал сыну, обделяя дочь. Старик поздно понял свою ошибку

Когда мы молоды, кажется, что весь мир лежит у ног, что мы вечно будем полны сил, и любое море будет по колено. И о семье думаем как-то легко, поверхностно. Не ценим иной раз, а потом жалеем, когда уже становится слишком поздно. Эта история – пример того, как нельзя поступать с родными, как можно потом горько поплатиться за свои ошибки молодости.

Ультиматум

«Первым должен быть сын!» - сказал Петр, когда его жена Елена забеременела. Она как-то сжалась, побаивалась властного мужа. Почти прошептала в ответ: «Кого Бог пошлет». Но он даже слышать не хотел, не представлял себя отцом девчонки. Презрительно глянул, недобро. «Даже не думай девку родить!» - сказал, как отрезал.

Лена родила девочку. Петр, узнав новость, сильно напился. В деревне не удивились – мало ли, мужик от счастья голову потерял. На самом деле Петр заливал обиду и злость. Дочку сразу возненавидел, еще даже не глянув – жестко, бесповоротно, навсегда.

Нелюбимая

Из роддома Елену с малышкой забирали родители. Женщина плакала, не могла остановиться. Молоденькая медсестра решила, что это от радости. На самом деле душу молодой мамы разрывали боль и страх. Что же будет теперь? Как они станут жить дальше?

– Ну что, приковыляла? Принесла в дом какую-то… - встретил жену на крыльце пьяных Петр. – Нормальные женщины мужиков рожают, а ты…

Малышку назвали Люба. Укачивая ее на руках. Мать нередко грустно шутила: «Нелюбимая Любовь». Петр ни разу не взял дочь на руки, старался даже близко не подходить. Чтобы не слышать детский плач, спать перебрался в летнюю кухню. Родители пытались образумить его, но все напрасно.

Наследник

Когда Люба заканчивала детский сад, на свет появился Антон. Наконец-то Петр был счастлив – всем вокруг хвастался сыном. Даже угощал всю деревню в сельской забегаловке. Вопросы о дочери отметал сразу, мол, она его не волнует. И люди перестали спрашивать, словно, кроме сына, никого у него и не было.

Люба боялась отца, хотя он никогда не бил ее, не обижал словом. Но когда он проходил мимо, ребенок душой чувствовал его нелюбовь и холодность. Когда Антон пошел, Любу приставили к брату за няньку.

– Лена, ребенку надо учиться, а не служкой вашей быть, - говорила женщине мать. Но та, боясь мужниного гнева, игнорировала замечания.

– Если будешь потакать Петру во всем, он тебе сядет на шею, - продолжала мать. – Что ж вы с Любочкой делаете? Где это видано, чтоб отец родного ребенка ненавидел так?

– Мама, не суйте нос в нашу с Петром жизнь.

Нелюбовь к сестре передалась от отца и Антону. С малолетства привык он все свои провинности перекладывать на Любу. Жаловался только ради того, чтобы родители в очередной раз наказали сестру. Люба же спешила поскорее стать взрослой. Дни считала, когда получит аттестат и уедет из дома.

В новую жизнь

У Любы не было выпускного платья, но она все равно радовалась. Сразу же собрала документы и поехала в город поступать в педагогический институт. Денег на дорогу дала любимая бабушка. Родители даже провожать не пошли, да ей этого и не хотелось. Наконец-то девушка вздохнула – свобода!

– Ну, с Богом, дитя, - перекрестила ее в дорогу бабушка. - Пока живу, буду тебе помогать. А на мать ты не серчай. Она сама не ведает, что творит. Еще придет к тебе, когда станет некому в старости голову преклонить.

О своей скорой свадьбе Люба сказала только бабушке, но мать все равно узнала. Рассердилась: «Свадьбу ей подавай. Одни расходы с ней». Ее будущий муж Никита был тоже деревенский – добрый и скромный. Он утешал Любу, уговаривал не расстраиваться, а ей было стыдно перед ним и его замечательными родителями, которые приняли ее как свою.

Настоящая семья

После учебы они переехали в деревню мужа. Этот маленький уголок стал для Любы большим прекрасным миром. Они с Никитой любили и уважали друг друга, его родители не могли нарадоваться на них. Они звали Любу «доченькой». На новой работе молодую женщину тоже уважали. Она устроилась в детский сад воспитательницей.

Вскоре родилась их дочурка Наташа. Свекор нежно брал на руки кроху, целовал, приговаривал: «Моя внучечка. На меня похожа. Ну, спасибо тебе, донечка. Уважила старика». Люба плакала от радости. Такой любви в собственной семье она не знала.

Сын или пасынок

Мать с отцом сдували с Антона пылинки. Он же, видя свою власть над ними, жил в свое удовольствие. Жениться он не спешил, да и девушки быстро сбегали от напыщенного самовлюбленного эгоиста. Друзья его были первые дебоширы на селе. Работать парень тоже не стремился. А зачем? Родители щедро спонсировали его «карманные расходы».

Антона не волновало материнское здоровье. Когда она слегла, он в открытую возмущался, что лечение такое дорогое. Мать положили в больницу. Туда однажды и приехала Люба. Она бросила свои дела, взяла отпуск и сидела у мамы безвыходно. Антон не появился ни разу. Однажды, как бы мимоходом, Люба спросила: «Мама, почему вы меня не любили? И не любите. Ни ты, ни отец».

Елена молчала. Что она должна была ответить? Что всю жизнь потакала властному мужу, а потом – сыну? Что боялась, как бы любовь к дочке не оттолкнула от нее Петра? Что Антон, видя ее беспомощность, стал поднимать на нее руку? Что понимает, что ни мужу, ни сыну она больная не нужна? Что теперь она длинными, бессонными ночами вымаливает у Бога прощения? Она сделала вид, что заснула. Елена тихонько вышла из палаты.

Возмездие

Когда матери не стало, Антон прямо на поминках заявил сестре: «Ты помни, что отца имеешь. Чтоб помогала ему. Дом там убрать, постирать, приготовить. Смотреть его должна». Муж Никита вступился за жену: «Ничего она вам не должна. До сих пор вы ее видеть не хотели. И теперь без нее управитесь».

Антон вскоре перебрался жить в другое село. Петр остался один. Приходил сын к нему исправно только в день, когда почтальонка приносила пенсию. Петр давал ему часть денег, и он уходил. Однажды Петр поскользнулся на лестнице у крыльца. Упал и сломал ногу. Долго лежал в больнице, а потом вернулся в пустую холодную хату.

Антон снова пришел в день пенсии. Услышав, что у отца деньги все уходят теперь на лекарства, он разозлился. Стал кричать, потом выхватил часть бумажек из рук отца и вышел из комнаты, даже не закрыв дверь. Петр силился встать, но нога заныла так нестерпимо, что он снова лег, укрылся старым тряпьем и провалился в сон.

Петр приехал к дочери рано утром. Доковылял до дома, издали увидел – добротные хоромы. Навстречу выскочила маленькая девочка. То была Любина внучка. Петр не был на свадьбе у их дочки Наташи. Вслед за малой вышли Люба с Никитой. Они вместе счастливо засмеялись. Петр пригнулся. Нога снова заныла, живот свело от голода. Он тихонько спрятался за угол, повернулся и поковылял назад к автобусу.

Когда мы молоды, нам кажется, что весь мир лежит у ног, что молодость будет с нами вечно. Не ценя самое дорогое, мы потом горько жалеем об этом, когда уже слишком поздно. Отец, конечно, давно понял, как ошибся по жизни, но гордость, стыд, упрямство не дали ему сделать шаг навстречу примирению. Жизнь его закончилась печально, но другого конца он, в общем-то, и не заслуживал.

Нашли нарушение? Пожаловаться на содержание

А как вы считаете, стоило ли Любе простить отца?
Подписаться
Я хочу получать
Правила публикации
Следят за новыми комментариями — 7
Все знакомо. Только нелюбимые дочери, как правило, не обретают семейного счастья даже если выйдут замуж. Статью написала, скорее всего, такая же не любимая дочь о своих мечтах. Научитесь сами любить себя и будет вам счастье. Любе простить отца надо было сразу. А вот ухаживать за ним - не факт. Выбрал сына - пусть с ним и живет.
Копировать ссылку
3
Нет, каждый платит ,за свои ошибки
Копировать ссылку
Редактирование комментария возможно в течении пяти минут после его создания, либо до момента появления ответа на данный комментарий.