Генуэзская конференция

Англия, искавшая выход из кризиса, должна была вернуть Россию в качестве покупателя на мировом рынке. Генуэзская конференция давала такую возможность. Английским премьер-министром Ллойд-Джорджем было дано согласие на созыв конференции, куда наряду с Болгарией, Германией, Венгрией и Австрией были приглашены и представители России.

Однако такое решение вызвало в реакционных кругах Франции резкие протесты. Сказывалась и враждебная позиция по отношению к новой, Советской, России, и страх восстановления Германии. Кабинет Бриара вынужден был пасть. Должность премьера получил Пуанкре. Не имея возможности выступать против запланированной конференции открыто (согласие на созыв было уже дано), он решил оттягивать дату, ища возможность окончательного срыва съезда.

В Лондон был направлен меморандум с заявлением о возможности участия Франции только в случае принятия Россией всех условий Каннской резолюции и исключения изменений в договорах с Германией и остальными побежденными странами. Россия должна была признать все прежние долги, установить для въезжающих иностранцев льготы и позволить иностранным капиталистам вести свободную деятельность на своей территории. Собственно, речь шла о вводе в России ("пустыне, созданной Советами") режима капитуляции.

Дипломатический маневр оказался успешным. Реакционными кругами Англии, опасавшимися самостоятельных переговоров между Россией и Францией, было дано согласие. На решение повлияло желание скорейшего урегулирования положения, сложившегося на Ближнем Востоке: греки, поддерживаемые Англией, явно терпели поражение.

Конференция в Булони, состоявшаяся 25.02.1922, окончательно определила: Генуэзская конференция переносится. А пока в Лондоне созывается совещание экспертов с целью обсуждения технических, экономических и политических вопросов. Это было началом создания единого фронта Англии и Франции против Советов.

Но французская дипломатия не хотела останавливаться на уступках Англии. Следующей ее целью было создание антисоветского фронта в прибалтийских странах. И 17 марта между Эстонией, Латвией, Польшей и Финляндией подписывается еще один договор. Суть его состояла в обязательствах не заключать договоры, которые могут быть направлены против одной из подписавшихся стран, и в оповещении союзников о заключении договоров с остальными государствами (вплоть до предоставления текста этих договоров). Разумеется, речь снова шла о России.

Но Франции и этого было мало. Разве могла состояться Генуэзская конференция до того, как к антисоветскому блоку примкнет еще и Малая Антанта?

В Белграде назначается еще одно предварительное совещание, после чего министр Чехословакии Бениш посещает сначала Париж, а следом и Лондон, сообщая о признании предложения Пуанкре, согласно которому конференция в Генуе не обсуждает вопросы репарации и мирные договоры, а кроме того, исключает признание Советского правительства. Однако Белград поддерживает желание Ллойд-Джорджа восстановить торговые отношения с Россией, рекомендуя воздержаться от агрессивных выпадов. В результате долгих обсуждений согласие было достигнуто.

Генуэзская конференция окончательно была назначена на 10 апреля и продлилась до 19 мая в присутствии представителей 29 стран: Южно-Африканского Союза, Новой Зеландии, Индии, Австрии, Канады, Эстонии, Японии, Швейцарии, Швеции, Чехословакии, Финляндии, Франции, Королевства словенцев, хорватов и сербов, Румынии, Португалии, Польши, Нидерландов, Люксембурга, Норвегии, Польши, Латвии, Литвы, Италии, Исландии, Испании, Греции, Германии, Дании, Венгрии, Албании, Болгарии, Великобритании, Австрии и РСФСР (работой которой руководил Ленин с заместителем Чичериным). США от участия отказались.

Но конференция в Генуе пошла совсем не так, как ожидалось "по ту сторону" дипломатического фронта. Советская сторона заявила, что признает экономическое сотрудничество, но не изменит принципам коммунизма. Россия приняла к сведению и в принципе признала Каннскую резолюцию, но желает оставить за собой право внесения поправок в обмен на предоставление богатейших концессий иностранным капиталистам, указав вместе с тем на невозможность восстановления хозяйства в условиях повисшей угрозы войны. Внесенное с советской стороны непредвиденное предложение о разоружении вызвало замешательство.

Барту открыто выражал несогласие. Другие представители, вроде бы одобряя саму идею, боялись высказываться открыто. Франция оказалась изолированной.

Долгие споры и довольно шаткое положение заставили германскую делегацию колебаться. Боясь возможности соглашения между Россией и Антантой, Германия решила подписать Раппальский договор, разорвавший вокруг России кольцо экономической блокады. Антанта отреагировала настолько бурным недовольством, что Германская делегация стала упрашивать Россию вернуть подписанный договор, однако, естественно, получила отказ.

Мало того, со стороны Советов поступило заявление о признании довоенных долгов в обмен на аннулирование долгов военных (и процентов) и оказание России финансовой помощи.

Во время обсуждений советских предложений разворачивается закулисная борьба между враждующими нефтяными монополиями — американской и англо-голландской, результатом которой становится меморандум с требованиями прекращения антикапиталистической пропаганды со стороны России (об антисоветской пропаганде умалчивалось); сохранения нейтралитета в конфликте греко-турецком; признания всех, кроме военных, долгов; возмещения убытков после конфискации.

Бельгия и Франция посчитали условия меморандума недопустимо мягкими и отказались от подписи.

Советская сторона ответила на меморандум лишь спустя несколько дней, заявив, что односторонний отказ от пропаганды ее не устраивает. Кроме того, Россия напомнила о выдвинутом ею предложении пригласить на конференцию представителя Турции, что могло бы повлиять на положение в Азии. Что касалось долгов и реституции, то здесь российская сторона осталась стоять на своем. Мало того, было внесено предложение об учреждении смешанной комиссии, которая позволила бы разрешить спорные вопросы.

Генуэзская конференция 1922 г была близка к срыву из-за непримиримости Антанты. Ллойд-Джордж, опасаясь обвинения в срыве конференции, ухватился за последний пункт советского меморандума и предложил-таки назначить комиссию, которая рассмотрит появившиеся разногласия. Ориентировочным временем сбора двух комиссий (со стороны русских и нерусских) был назначен июнь 1922 года. До этого времени было предложено воздержаться от всех агрессивных выпадов и актов. На принятии этого решения Генуэзская конференция и закончилась.

Статья закончилась. Вопросы остались?
Подписаться
Я хочу получать
Правила публикации
Следят за новыми комментариями — 4
Редактирование комментария возможно в течении пяти минут после его создания, либо до момента появления ответа на данный комментарий.