Серапионовы братья: история и фото

После Октябрьской и Февральской революций, развернувших огромную страну в совершенно противоположном направлении, в России начался бурный расцвет всех форм модернизма в искусстве. Литературная группа «Серапионовы братья» просуществовала недолго, однако, оставила заметный след и в истории литературы, и в личной жизни каждого из её участников. Клеймо «серапиона» осталось с ними до конца дней. В начале 1920 годов это было одно из самых известных литературных объединений, из его рядов вышли такие писатели, как Михаил Зощенко, Вениамин Каверин, Лев Лунц, Всеволод Иванов, Михаил Слонимский. Вспыхнув на горизонте молодой советской прозы и быстро сгорев, «Серапионовы братья» успели тем не менее осветить новые пути многим другим писателям.

Серапионовы братья

Предыстория

В 1919 году при издательстве «Всемирная литература» была создана Студия художественного перевода. Однако вскоре встречи молодёжи, пришедшей овладеть этим искусством, стали носить более всеобъемлющий характер. Разговоры о литературе, мастерстве писателя и сущности искусства составляли главное содержание собраний. Вскоре они преобразовались в Литературную студию. Инициатором её организации был Н. Гумилёв, а руководство взял на себя К. Чуковский. Андрей Белый, Н. Замятин, К. Чуковский, Н. Гумилёв, В. Шкловский проводили на собраниях семинары и читали лекции. Число последователей ширилось и к 1920 году составляло 350 человек. Литераторы, которым стало тесно в рамках этой студии, отделились и создали группу «Серапионовы братья». Члены данного объединения настаивали на том, что они являются не литературной школой, а только лишь содружеством критиков, прозаиков и поэтов, связанных общими взглядами на содержание искусства.

Серапионовы братья, литературное объединение

Поэтика названия литературного объединения

Если бы не книга новелл «Серапионовы братья» (Гофман), которая долгое время лежала на столе издателя, название содружества молодых литераторов могло быть и другим. Однако оно оказалось созвучно главному принципу группы. В книге Гофмана, содержащей 22 рассказа, повествуется о группе друзей, встретившихся после долгой разлуки. Один из них говорит о своей встрече с безумным графом, который уверен в иллюзорности окружающей действительности. Отказ от реальности, уход в мир свободного творчества, составляющие основную идею этого произведения, как нельзя лучше характеризовали устремления молодых писателей.

Кто литераторы? «Серапионовы братья»: состав участников

Почти сразу после создания, приём в литературную группировку новых членов прекратился. Первый — и последний состав участников был увековечен на фотографии 1921 года. На ней запечатлены Лев Лунц, Николай Никитин, Михаил Слонимский, Илья Груздев, Константин Федин, Всеволод Иванов, Михаил Зощенко, Вениамин Каверин, Елизавета Полонская, Николай Тихонов. Примерно в таком порядке они и принимались в группу. Некоторые исследователи относили к числу участников и Виктора Шкловского, хотя сам он считал своё творчество неподсудным никаким объединениям.

Серапионовы братья, Гофман

Содержание встреч серапионов

Литературная группировка «Серапионовы братья» местом своих встреч выбрала комнату Слонимского. Его изображение даже стало эмблемой группы. Литературоведы сходятся во мнении, что собрания происходили по субботам, хотя на самом деле единомышленники могли собраться и в другой день недели. На встречах читались произведения членов группы, которые потом подробно и взыскательно обсуждались. Писатели спорили об искусстве, рассматривали новые пути развития литературы. Можно догадаться, что дискуссии были жаркими и эмоциональными.

Выход альманаха

Единственный совместный сборник серапионы выпустили в 1922 году. Он вышел в России, а затем и в Берлине, дополненный статьёй И. Груздева «Лицо и маски». Ещё до выпуска альманаха произведения членов группы «Серапионовы братья» были хорошо известны в литературных кругах. К числу поклонников их творчества относился М. Горький, что видно из его переписки со Шкловским. Он живо интересовался выходом новых произведений и давал им весьма высокую оценку.

Литературная группа Серапионовы братья

Гораздо сдержаннее был Ю. Тынянов. В своей статье «Серапионовы братья. Альманах I» он характеризует сборник как нетвёрдый первый шаг, где есть не совсем завершенные рассказы (причём сделанные не всегда лучше). Поборник «прекрасной ясности» М. Кузмин и вовсе неодобрительно отозвался об этом альманахе, написав, что рассказы серапионов 1920 года в 1922 году уже устарели.

Литературная группировка Серапионовы братья

Прозвища братьев

Поначалу заседания «Серапионовых братьев» сильно напоминали встречи «Арзамасского общества безвестных людей», объединявшего писателей пушкинского круга. Оттуда же была взята идея шуточных прозвищ, которые остались за писателями на всю оставшуюся жизнь. Некоторые из них упоминает В. Познер в письме к А. М. Ремизову. И. Груздев получил прозвище «брат-настоятель», Н. Никитин — «брат-канонарх», Л. Лунц — «брат-скоморох», В. Познер — «молодой брат», В. Шкловский — «брат-скандалист». Без прозвища остались Замятин, Зощенко и Н. Чуковский. Часто на собрания заходили А. Ахматова, Б. Анненков, И. Одоевцева и другие. Они тоже участвовали в обсуждениях и спорах, хотя и не входили в группу. Кроме того, существовал и «институт серапионовских девиц», куда входили М. Алонкина, Л. Сазонова, З. Гацкевич (впоследствии жена Никитина), И. Каплан-Ингель (впоследствии жена Слонимского).

Лев Лунц и «Серапионовы братья»

Молодой 20-летний Лев Лунц стал негласным лидером группы. Умный, всегда оживленный, невероятно талантливый – в первые встречи серапионов именно он «разогревал» своих коллег. Лунц прожил всего 23 года, но успел оставить заметный след в душах писателей. Некролог Лунцу написали М. Горький, Н. Берберова, Ю. Тынянов, К. Федин. Его называли «юноша-фавн», плещущая через край энергия этого парня наполняла все встречи группы под названием «Серапионовы братья». Литературное объединение избрало его своим идейным лидером. Юноше даже хотели посвятить целый сборник, однако, сделать этого не успели.

Кто литераторы? Серапионовы братья

К концу 20-х годов творчество Лунца получило несмываемое клеймо как глубоко антисоветское и реакционное, и больше его не печатали. Причину такого отношения можно понять, если ознакомиться со статьёй Лунца «Почему мы «Серапионовы братья», которая стала манифестом группы. В ней он провозглашает принципы свободы творчества, жизни без устава и регламента.

Судьба объединения

Для советского государства существование независимой группы писателей было очень нежелательно. В 1922 году в журнале «Литературные записки» появились автобиографические очерки серапионов. После этого началась целая кампания по разъединению писателей, во главе которой стояли Луначарский и Троцкий. Задача была поставлена чётко: подчинить группу своей воле. Тем, кто согласится сотрудничать с властями, было обещано, что их произведения будут печататься. Для советского писателя это уже было огромной удачей. Некоторые из серапионов вступили в артель «Круг», которая существовала на деньги партии.

Лев Лунц и Серапионовы братья

Постепенно собрания становились всё реже. Официально группа распущена не была, дружеские связи между её членами поддерживались на протяжении всей жизни. Однако на юбилейный вечер в 1926 году Зощеко уже не пришёл. До 1929 года объединение «Серапионовы братья» ещё тлело в литературной среде. С появлением же Союза писателей существование какого бы то ни было независимого объединения, вообще, стало невозможным.

Несмотря на свою короткую историю, группа «Серапионовы братья» имела большое значение для русской литературы XX века. Из её среды вышел целый ряд замечательных писателей, а о том, насколько заметный след она оставила свидетельствует тот факт, что в 1946 году в знаменитом постановлении Жданова её члены снова были упомянуты. Так, через много лет после распада, советская карательная рука достала непокорных писателей, обрушив на Зощенко, Тихонова и Слонимского ряд запретительных санкций.

Статья закончилась. Вопросы остались?
Подписаться
Я хочу получать
Правила публикации
Следят за новыми комментариями — 8
Редактирование комментария возможно в течении пяти минут после его создания, либо до момента появления ответа на данный комментарий.