Восточная мудрость. Взгляд иной цивилизации на вечную тему

восточная мудрость
Чтобы понять, чем отличаются европейская и восточная цивилизации, достаточно выслушать, что говорят в арабском мире о вечной теме – о любви. Биологически европейцы и семитские народы один вид – человек разумный, но ментально, психологически различия такие, что преодолеть их нельзя, а можно только объединить, если есть, разумеется, желание. Восточные народы исключительно чувственные и живут, так сказать, любовью здесь и сейчас. Им непонятна европейская мечтательность, точно так же, как нам не понятна их утонченная прагматичность в данной сфере человеческих отношений. Восточная мудрость гласит: чтобы быть счастливым в жизни, нужно есть мясо, ездить на мясе и с любовью втыкать мясо в мясо. В Европе подобного прагматичного образа возникнуть не могло в принципе.

«Песнь песней» и восточная мудрость с нею

цитаты восточная мудрость
Данную книгу Ветхого Завета создал Соломон, человек мудрейший из мудрейших. И судя по его текстам, так оно и есть. «Песнь песней» – это поэма, которая тематически состоит из двух частей. В первой говорит любимый о своей любимой, а во второй – любимая о любимом. Физический темперамент обоих героев поражает. Они друг друга описывают с ног до головы, смакуя каждый изгиб тела любимого человека. Заглядывания в глаза в данной концентрированной мудрости отсутствуют напрочь. Она сообщает о том, какое это блаженство - «заснуть на плече любимого, укрывшись его левой рукой, утомив свое тело любовью». Это настоящие цитаты. Восточная мудрость подарила их церкви, которая крылатые выражения толкует иносказательно. Но дай эту книгу человеку неосведомленному, он скажет, что это возвышенная эротика, проявление любви мужчины и женщины, которые описаны с высочайшим искусством, потому что за простотой изложения никакого искусства и не заметно. И никаких морально-нравственных критериев Соломон в своей гениальной поэме не затрагивает, потому что его чувственная природа умеет любить не в будущем, а сейчас, на вот этом ложе. Других чувств в любви Соломон и ему единокровные люди не ведают.

Женщина – кладезь наслаждения

восточная мудрость о женщине
Арабских воинов за веру в Раю ожидают небесной красоты гурии. И восточная мудрость о женщине говорит только с данной стороны. Поэтому не удивительно то, что повзрослевшие и отошедшие от своих рассветных 15–28 лет женщины перестают интересовать арабских поэтов. Даже Омар Хайям восторги свои посвящает «бутонам» роз, на которых «дрожат росы слез». И недаром Бог в Ветхом Завете постоянно восточную женщину благословляет плодовитостью. Если она перестает быть кладезем наслаждений, то должна находить счастье в другом, в продолжении рода своего повелителя. Поэт с неимоверной тоской выражает свое, арабское понимание любви: «Даже с самой прекрасной из милых подруг постарайся расстаться без слез и без мук. Все пройдет. Красота быстротечна: как не держи, ускользает из рук». Как это может быть, чтобы любовь преодолела время? Этого не понимают ни семитские поэты, ни сами семиты. Их прагматичное мировосприятие заставляет ценить молодость во сто крат сильнее, чем это умеют европейцы, которые себя в мечтах видят 40-летними. Араб видит себя только 20-летним, когда «любовь жарко пылает» и «ночи и дня» человека лишает. «Любовь безгрешна, чиста, потому что ты – молода», - так высказывает общую мысль своего народа арабский поэт.

«Как бутоны, любовь; как бутоны, огонь»

Пока пылает и бурлит кровь, до тех пор имеет смысл жить, – считает восточная мудрость о любви. И договаривает: кто до двадцати не полюбил, вряд ли когда-нибудь кого полюбит. Поэтому недаром возникают ассоциации с библейным «время разбрасывать и время собирать». Скоротечность времени восточный человек воспринимает как наказание за свое огненное желание жить. И в любви он, в первую очередь, видит ее скоротечность.

И любовь – без измен!

Странным с европейской точки зрения выглядит то, что в их фольклоре, в поэтической культуре и в житейской мудрости отсутствуют мотивы измен в любви, как будто данной составляющей в отношениях между мужчиной и женщиной нет в природе. А ведь странного-то ничего и нет, если видеть любовь как всепожирающее молодое и свежее пламя, как бутон розы, который только еще живет предчувствием того, что на него сядет шмель. И вывод: старость достойна мудрости, а молодость – любви. Как они умудряются разграничивать старость и молодость, для европейцев понять очень тяжело.

восточная мудрость о любви

Любовь – это начало взрослой жизни

Нет, это не восточная мудрость. Это восточное правило о любви, или даже больше того – закон жизни, который выполняется неукоснительно. Даже строже, чем предписания самого пророка Всевышнего, который был одним из тех немногих арабов, которые способны любить женщину не только чувственно. И естественным является то, что в восточном мире обсудили все стороны жизни пророка, кроме этой. Она им просто не свойственна по природе. «Женщиной быть – большая беда. Она и в любви лишь награда», - сказал аварский поэт Тажутдин Чанка.

Статья закончилась. Вопросы остались?
Комментарии 0
Подписаться
Я хочу получать
Правила публикации
Редактирование комментария возможно в течении пяти минут после его создания, либо до момента появления ответа на данный комментарий.