Мужчина решил найти всех биологических детей: теперь встречи проходят каждый год

Став донором спермы, Тим Гулликсен со временем захотел познакомиться со всеми своими детьми и теперь ежегодно, летом, приглашает их на озеро в Калифорнии. Когда Тим Гулликсен начинал работать с банком спермы в 1989 году, он никогда и не думал, что встретит своих биологических детей и арендует фургон на 15 пассажиров, чтобы привезти их к калифорнийскому озеру Басс. Но в июле этого года Тим, что теперь стало ежегодной традицией, арендует такой транспорт, запасается едой и везет детей на Басс на неделю. Детям сейчас от 18 до 25 лет, а некоторые приезжают на Басс уже на протяжении десяти лет.

Как происходил поиск

За прошедшие годы дети нашли Тима следующим образом: использовали веб-сайт под названием «Реестр братьев и сестер доноров», который связывает людей по номеру донора, или сравнивали анализы ДНК на порталах 23andMe или AncestryDNA. Эти инструменты позволили многим людям, зачатым донорами, связаться со своими биологическими родителями, братьями и сестрами.

«Мне просто очень повезло. Это действительно очень крутая ситуация», - говорит Эмма Уолкер, которая познакомилась с Тимом после того, как четыре года назад прошла тест на ДНК, когда ей было 16 лет. Она отправилась на свое первое свидание к озеру Басс в 2016 году. «Это было ошеломляюще. Мы остановились на машине, и люди просто подбежали к нам и обнимали нас», - говорит Эмма.

Как все начиналось: первые проблемы

Тим вспоминает, что решил пожертвовать сперму после того, как узнал о лесбиянках, ищущих доноров, из журнала, освещавшего гей-парад в Сан-Франциско. "Как здорово, - думал он, - помогать семьям заводить детей". Будучи молодым геем в 80-х, он не думал, что у него будут и свои дети. Но вскоре он узнал, что не может сделать пожертвование банку спермы по той же причине, по которой он не мог сдать кровь. Поскольку он занимался сексом с мужчинами, его считали потенциальным носителем ВИЧ. В конце концов Тим прошел все медицинские осмотры и начал регулярно сдавать сперму.

В отличие от других доноров, которые предоставляют биологический материал в основном за наличные, он в конце концов хотел встретиться со своими детьми-донорами, но решил подождать до тех пор, пока им не исполнилось 18 лет, чтобы они начали искать его самостоятельно.

Первые шаги в поиске

В середине 2000-х Тим услышал о "Реестре братьев и сестер доноров" и впервые понял, что может познакомиться со своими детьми. Он даже переписывался с некоторыми мамами, которые выбрали его в качестве донора спермы. Тем не менее все они относились к его предложениям очень неохотно. У них были свои жизни и свои семьи, они не были готовы принять в свой круг незнакомца. Он перестал регулярно проверять сайт, потому что просто перестал получать сообщения.

Свой ребенок - Маккей

Но Симона Бракет и ее 9-летний сын Маккей откликнулись. Когда Тим не сразу ответил на сообщение в "Реестре братьев и сестер", она отправила электронное письмо основателю сайта, который, в свою очередь, направил сообщение Тиму. Он помнит, как она говорила в их первом телефонном разговоре: «Твой сын хочет встретиться с тобой». Эти слова застряли у него в голове. «Это первый и единственный случай, - говорит он, - когда тот, кто получил от меня донорскую сперму, назвал ребенка моим».

Маккей начал расспрашивать о своем отце, когда ему было около 5 лет. В школе он делал открытки на День отца, только некому было их отдать, поэтому он начал складывать их в «папину коробку». Общаясь между собой, отец и сын стали говорить по часу каждый день. Тим приехал в гости во время весенних каникул. «Я очень нервничал, - вспоминает он. - Я не знал, чего ожидать». Маккей вспоминает, как ждал у большого окна в прихожей, просматривая улицу в поисках отца. Первое знакомство прошло просто идеально. Они катались на велосипедах, прогулялись мимо школы Маккея, и Маккей отдал Тиму ту самую коробку.

Последователи Маккея

Как только другие мамы увидели фотографии Тима с Маккеем в "Реестре братьев и сестер", им стало несколько неудобно, что их дети не встретились с ним. Он начал встречаться с другими детьми - мальчиком из Лос-Анджелеса, девочкой из Сан-Франциско и так далее. Он также начал знакомится с их мамами. «Сначала я очень нервничал», - говорит он. Но никто из них не принял это близко к сердцу.

Как родилась идея с озером

Тим начал брать мальчиков и девочек в частные групповые поездки в Исландию, Париж, Лондон, Нью-Йорк. Но вскоре ему надоело. Он вынашивал идею, связанную с озером Басс. Много лет назад, когда Тим был молодым, его отец туда брал с собой семью. Озеро является водохранилищем, управляемым компанией PG&E, и ассоциация работников компании сдает в аренду старые каюты рабочих. В свои 30 лет Тим ​​решил возродить традицию озера Басс для своей семьи и друзей и вскоре начал приглашать своих детей. Теперь он познакомился с 17 из них, а сейчас налаживает контакт еще с несколькими.

Братья и сестры

Маккей, знакомый с Тимом с 9 лет, называет его «папа». «Для меня это определенно был папа», - говорит он, хотя и признает, что большинство братьев и сестер не чувствуют себя, как он, детьми Тима.

Амелия Майер, например, не особенно интересовалась своим отцом. Но она отчаянно хотела братьев и сестер. Мать Амелии была одной из первых, кто связался с Тимом в "Реестре братьев и сестер доноров", и Амелия начала ездить на Басс со своими братьями и сестрами еще с 2009 года. Похоже, ее желание сбылось.

Когда дети Тима стали старше, они начали искать его самостоятельно, а не через своих мам. Сэм Лейхт узнала, что она была зачата ​​донором, когда ей было 16 лет. Она нашла Тима, отследив его донорский номер. Когда они начали общаться, он рассказал ей обо всех ее сводных братьях и сестрах и пригласил на озеро Басс.

Сэм и ее поиски

Сэм выросла с сестрой-близнецом (также связанной с Тимом), но теперь она внезапно оказалась лицом к лицу с восемью или девятью сводными братьями и сестрами. И естественно, она начала искать их всех в Facebook, после чего со многими и начала общаться в Facebook, Instagram и Snapchat. Но впервые она встретила их всех на озере Басс в 2015 году.

Сэм не была уверена, как именно описать ее отношения с Тимом, и это не совсем отношения отца и дочери. «Он мой веселый дядя», - говорит она. Выросшая на Среднем Западе и ходившая в католическую школу всю свою жизнь Сэм не знала ни одного человека, который был бы геем. Но некоторые из братьев и сестер оказались такими же, как Тим, а некоторые и вовсе были воспитаны лесбиянками.

Сэм сейчас 21 год, она учится в колледже в Портленде, штат Орегон, и поддерживает отношения с Тимом.

Эмма

После того как в 2015 году Эмма нашла своих сводных братьев и сестер с помощью теста AncestryDNA, она вспомнила, что увидела фотографию Сэма, на которой она сразу узнала себя саму. Эмма недавно окончила колледж по специальности "Социология" и заинтересовалась изучением доноров. Для нее переход из маленькой тихой семьи с единственной сестрой в большую, громкую компанию братьев и сестер был чем-то новым, странным и волнующим.

Будет ли продолжение?

Тим, со своей стороны, является непревзойденным оптимистом и выдумщиком и уже думает о том, какое продолжение получит традиция с озером Басс, когда у братьев и сестер появятся личные отношения и собственные семьи. Он создал нечто большее, чем предполагал. Как утверждает Тим, он понял, что через несколько лет их связь друг с другом станет намного более важной, чем даже можно себе представить. И для него это огромный жизненный подарок.

Если бы вы стали биологическими родителями, захотели бы познакомиться со своими детьми?
Подписаться
Я хочу получать
Правила публикации
Следят за новыми комментариями — 6
Редактирование комментария возможно в течении пяти минут после его создания, либо до момента появления ответа на данный комментарий.